Серпін: программа ассимиляции или автономий?

23 мая 2017 г. Молодежь, Участие, Проекты

С 2014 года в Казахстане работает государственная программа «Серпін - 2050», которая предоставляет образовательные гранты для молодежи из южных и западных регионов и отправляет их на восток и север страны. Цель казалась благородной, пока мы не услышали, что приезжие студенты никогда «не смешиваются» с местными, а порой между ними возникают глубокие конфликты.

Виктория Русакова

Цель программы «Серпін - 2050» — обучить и трудоустроить молодежь из Алматинской, Южно-Казахстанской, Жамбылской, Кызылординской, Мангистауской областей на востоке, севере и западе Казахстана — в регионах, испытывающих дефицит кадров.

Весной 2016 года МИСК заинтересовала деятельность образовательной программы «Серпін». Объехав несколько городов Казахстана в рамках своих проектов, мы услышали немало противоречивых отзывов об этом образовательном проекте.

В июне МИСК опубликовал материал о деятельности программы «Серпін». Мы взяли комментарии у студентов, которые учатся в вузах, куда приезжают по обмену грантники-серпіновцы. По словам молодых людей, приезжие студенты отделяются от местных и образуют некую автономию.

«Многие студенты из регионов Центрального Казахстана лишаются своих оплаченных мест в общежитиях из-за этой программы. Им, конечно, дают другие места, но классом пониже. Например, недавно в нашем политехническом университете построили новое общежитие, и отдали почти все места участникам «Серпiн». В этом же году целый корпус, где раньше учились студенты, отремонтировали и отдали опять под «Серпіндестер одағы». Это говорит о том, что для них создается отдельная инфрастуктура. Это немного смущает. Если бы они приезжали учиться как обычные студенты по обмену, не создавая свою автономию, было бы намного проще. Я не понимаю зачем нужно разделять нас на «Политех» и «Серпін», — рассказал наш коллега из Караганды.

Какое право имеете спрашивать?

Пытаясь разобраться в том, как устроена программа и кем финансируется, мы обратились к ее руководителю, Мурату Абенову. Мурат Абдуламитович откладывал интервью, ссылаясь на занятость. Тогда мы отправили официальный запрос в Национальную ассоциацию организаций образования “SERPIN” 26 июня 2016 года.

Ответ открыл для нас новую страницу вопросов.

Директор департамента развития и бизнеса г-жа Тукбатова интересовалась юридическими полномочиями нашего сотрудника и уточняла, какой нормативно-правовой акт является основанием для запроса.

Ответив на вопросы г-жи Тукбатовой, ответов на свои мы так и не дождались: в июне будет уже год, как мы надеемся его получить. Далее мы обратились в МОН РК и послали письмо на имя Ерлана Сагадиева, Министра образования и науки РК. Однако ответа не поступило.

Ясно, что ничего не ясно

В начале 2017 года МИСК вновь вернулся к теме финансирования и деятельности программы «Серпiн» и отправили повторный запрос в МОН РК.

Мы спросили: финансируется ли программа «Серпiн-2050» за счет бюджетных государственных средств? Является ли деятельность программы «Серпiн-2050» подотчетной Министерству образования и науки РК? Чем участники программы «Серпiн-2050» отличаются от других студентов, обладателей государственных грантов? Гранты выделяют из общего числа грантов МОН или есть отдельный бюджет грантов для программы «Серпiн-2050»?

Ответ пришел 3 апреля 2017 года. Согласно ему, «социальный проект «Серпiн-2050» реализуется с 2014 года Министерством образования и науки РК совместно с акиматами областей».

«Серпiн» называется социальным, национальным проектом, но в чем его «социальность» из ответов не становится ясно.

«Для управления проектом в структуре АО «Центр международных программ» создано Управление национальных проектов «Серпiн», — сообщает далее МОН. Поиск этой организации привел нас на сайт программы Болашак, которая, видимо, также оперируется данных акционерным обществом. На сайте ничего не сказано о том, что компания управляет еще и программой «Серпiн».

На вопрос: Чем участники программы «Серпiн-2050» отличаются от других студентов, обладателей государственных грантов? Гранты выделяют из общего числа грантов МОН или есть отдельный бюджет грантов для программы «Серпiн-2050»? мы получили такой ответ.

«В соответствии с Постановлением Правительства РК от 28 февраля 2012 года “Об утверждении размеров квоты приемы при поступлении на учебу в организации образования, реализующие образовательные программы технического и профессионального, послесреднего и высшего образования” размер квоты приема при поступлении на учебу в организации образования, реализующие образовательные программы высшего образования, от утвержденного государственного образовательного заказа для граждан из числа сельской молодежи, переселяющихся в регионы, определенные Правительством РК составляет 10 процентов».

Несмотря на запутанный большой абзац, нам удалось понять, что, первое: программа действительно финансируется Министерством образования и науки и деятельность программы подотчетна МОН.

Второе: для поступающих студентов из села в города действует 10 процентная квота, однако, эта давно известная квота работает с 2012 года на общих основаниях для всех студентов страны, и как относится к программе «Серпiн» — дополняет ли эту квоту или входит в нее — не ясно.

Третье: в чем заключаются отличия студентов-серпiновцев от других грантников — осталось загадкой. Судя по всему, условия обучения и проживания не отличаются от общих, а на практике студенты говорят, что они отличаются очень.

Что ж, будем искать дальше. Если вы хотите поделиться историей по теме, пожалуйста, свяжитесь с Директором информационного департамента МИСК Викторией Русаковой.