Долги разной степени прозрачности

10 апреля 2017 г. Участие, События, Общество

Внешний долг Казахстана является относительно небольшим лишь на бумаге. Данные Национального банка не учитывают задолженности квазигосударственного сектора: частных компаний, которым оказывается государственная поддержка.

Интизор Отаниёзова

7 апреля в Центре центрально-азиатских исследований Университета КИМЭП (CASC) прошла публичная лекция директора «Национального бюро экономических исследований» Касымхана Каппарова «Невидимый государственный долг Казахстана», основанная на результатах исследования в рамках стипендии Университета Джорджа Вашингтона для Центральной Азии и Азербайджана.

— Общая сумма внешнего долга Казахстана — $165 млрд или 90% ВВП. Половина этого долга — межфирменная задолженность, которая представляет собой частные отношения внутри одной компании, и государство не несет ответственности по выполнению этих обязательств. То есть невидимый государственный долг — это долг государственных компаний, который они получили из-за рубежа. Он не учитывается в качестве долга правительства. — начал выступление Касымхан Каппаров.


Фото: "Эксперт Казахстан"

Такая ситуация, по словам эксперта, сложилась из-за того, что долг предприятия или банка является квазигосударственным*. Квазигосударственной является компания или банк, в которой, не смотря на то, что она на сто процентов частная, государство имеет один из следующих рычагов влияния: большинство голосов при принятии решений, контроль над советом директоров, контроль за назначением и увольнением главных кадров, контроль над ключевыми структурными подразделениями компании, «золотую акцию» (наличие решающего голоса даже при отсутствии большинства голосов), контроль с помощью регулирования, контроль в качестве крупнейшего покупателя, контроль за счет предоставленных займов от государства (по методике МФВ).

Проблема заключается в том, по мнению спикера, что Национальный банк Казахстана публикует неполную статистику, например, в ней нет данных по долгу квазигосударственного сектора по странам-кредиторам, графику выплат валюте займов, видам экономической деятельности, видам задолженности, ставкам вознаграждения. Официальная экономическая политика и госпрограммы не включают риск невыплат по долгу госкомпаний.

В своем исследовании автор в числе прочих рассмотрел случай «Самрук-Казына».

— «Самрук-Казына» — 100% государственный фонд, который был создан в 2008 году для реализации антикризисных мер развития инфраструктуры и диверсификации экономики от нефти. Фонд управляет более 500 компаниями. Текущий уровень долга равен доходу в течение следующих пяти лет, — отметил Касымхан Каппаров. — Противоречивые цели: с одной стороны, повысить эффективность своих дочерних компаний, с другой стороны поддерживать проекты развития госпрограмм в качестве дополнительной нагрузки. При этом руководитель «Самрук-Казына» — бывший заместитель премьер-министра.

Еще одной государственной компанией с крупнейшим долгом, согласно данным директора Национального бюро экономических исследований, является «КазМунайГаз».

— Несмотря на период высоких цен на нефть, компания накопила долг порядка $20 млрд. Весь доход компании идет на выплаты процентов по долгу. В июле 2015 года правительство было вынуждено вмешаться и предоставить $4 млрд из Нацфонда, чтобы снизить уровень долга компании. Нацфонд был создан в 2001 году с миссией снизить зависимость экономики от нефти и в качестве фонда будущих поколений. Вместо этого на средства Нацфонда была профинансирована покупка 10% акций неэффективной государственной нефтяной компании с высоким уровнем долга.

Поддержку НК «Казахстан Темир Жолы» тоже сложно назвать образцовой.

— «КазТемир Жолы» отвечает за половину всех грузоперевозок в Казахстане. Стоимость транспортировки по железной дороге включена почти во все произведенные и потребленные товары в стране. Компания агрессивно инвестировала для выполнения планов правительства по развитию инфраструктуры. Потребуется направлять весь доход компании в течение следующих 5-10 лет на выплату долга. Кроме того, компания не может увеличить цены на свои услуги, т.к. это напрямую отразится на уровне цен в стране и на конкурентоспособности отечественных товаров. В мае 2015 года правительство предоставило «КТЖ» помощь в размере $350 млн. Часть этих средств была предоставлена в виде займа из пенсионного фонда. Таким образом, валютный риск был переложен с неэффективной госкомпании на будущие сбережения граждан Казахстана. При принятии этого решения никаких общественных или парламентских обсуждений не проводилось.

В ходе сессии вопросов и ответов стало понятно, что государство поддерживает предприятия не потому, что они too big to fail (их банкротство будет катастрофическим для экономики), а чтобы избежать социальной напряженности, особенно в моногородах, наподобие Жанаозена, имеющих градообразующее предприятие. Было выдвинуто предположение о неформальных договоренностях, в результате которых квазигосударственые компании держат крупные суммы в казахстанских банках (в которых у государства тоже есть доля) на депозитах. Но воспользоваться этими средствами компании не могут, ведь банки элементарно не имеют собственных средств, чтобы вернуть деньги, следовательно, компаниям приходится занимать их извне.

В заключение спикер сказал, что до сих пор правительство официально не признало себя конечным плательщиком по долгам госкомпаний.

— Необходимо создать рабочую группу по долгу госкомпаний под руководством премьер-министра, установить лимиты на общий долг и контролировать невидимый госдолг. Госдолг можно назвать невидимым еще и потому, что люди не хотят видеть, как он влияет на качество их жизни, — заключил эксперт.

*Квазигосударственный – товар, услуга или предприятие, по своей природе и назначению не относящиеся к государственным, но поощряемые правительством с целью не допустить возникновения дефицита финансовых ресурсов.