​Досым Сатпаев: «Список преемников у нас стабилен»

21 ноября 2017 г. Участие, Общество

Учредитель и директор консалтинговой, аналитической организации "Группа Оценки Рисков", казахстанский политолог Досым Сатпаев в интервью Молодежной информационной службе Казахстана: о транзите власти, отношениях Казахстана с Кыргызстаном, влиянии Китая и о программе «Рұхани Жаңғыру»

Рустам Жантасов

Каким вы видите Казахстан через пять лет?

Если не произойдет смена власти, то я не думаю, что будут серьезные изменения. Очень многое зависит, как у нас пройдет политический транзит. Для нас это по сути час X. Одни ожидают соблюдения статус-кво и продолжение этой политики. Другие в надежде ждут неких изменений в политической, экономической сферах. Я думаю, что вопрос транзита ключевой для Казахстана ближайшие пять лет

Транзит власти: как он пройдет в Казахстане?

Вопрос на миллион. Мы последние остались в Центральной Азии, которые не имеют опыта смены власти. Я думаю, это будет некий гибрид. Узбекская модель смены власти у нас возможна, когда вопрос о власти будет решаться только внутри элиты. Естественно никто не будет ожидать демократических выборов. Но в отличие от Узбекистана у нас есть определенная проблема: большое количество игроков внутри элиты. Если ее инстинкт самосохранения будет доминировать, она попытается сформировать временную коалицию – некий аналог советского политбюро, чтобы определить временную кандидатуру в виде главы государства. Главная цель для нее будет сохранение политического статуса. Никто не хочет из них каких-либо серьезных изменений. Я считаю, что эти изменения нужны для самой элиты, потому что при нынешней власти существует много проблем, и они не решаются. Если после действующего президента эти проблемы решаться не будут, то будет эффект «пороховой бочки», которая просто взорвется.

Список приемников у нас стабилен, хотя, кто бы ни был следующим президентом, член семьи или ближайшее окружение – они имеют одинаковое право на власть. Там нет первого среди равных. У них нет самого главного: ориентации и поддержки политического института. Силовые институты разделены, политические партии слабы, парламент не авторитетен, местные органы власти тоже. Любой, кто придет после нынешнего президента столкнется с проблемой, когда существующие политические институты настолько искусственны, что на них тяжело опереться в плане поддержки. Ему придется создать новые либо реформировать старые

Какие будут отношения Кыргызстана и Казахстана?

Все должны понимать, что из-за этого конфликта все пострадали. 24 ноября пройдет инаугурация Соорынбая Жээнбекова. И все думают, что он внесет изменения. Ему будет тяжело это сделать, так как сейчас он зависим от Атамбаева плюс он не хочет, чтобы его восприняли как проказахстанского политика. Жээнбекову важно сохранить имидж независимого кыргызстанского политика. Очень в сложной ситуации оказался он.

С какой целью, на ваш взгляд, создаются такие программы, как «Рұхани жаңғыру»?

Как всегда с хорошими и благими намерениями дорога в ад вымощена. На самом деле идея хорошая. Собрать интеллектуалов, представителей культуры в одном месте, чтобы помогать им, продвигать за границей. Но опять же, критерии, по которым избираются непонятны. Я знаю некоторых людей, которые попали в этот список, не зная об этом. Получается, сейчас это делается для галочки. Когда мы говорим о духовном взращении Казахстана, это делается не только через такие программы. Вы должны повышать уровень образования населения. Образование является основой любой культуры. Если качество образования низкое, если основная часть населения любит проводит вечера в торговых центрах, а не ходить в театр «АРТиШОК», например. Многие ломятся на выступления представителей нашего шоу-бизнеса, а в библиотеках, лекционных залах их совсем мало. Это говорит о том, что у нас искажение ценностей первую очередь произошло «наверху». Как феномен «Максата Усенова», представитель золотой молодежи – таких людей много и там. Когда мы говорим, что многие представители элиты не осознают, что мы не можем быть конкурентоспособными без высокого уровня культуры. Они думают, что конкурентоспособный – это только новые заводы, технопарки, технологии, но это миф.

Как Китай влияет на Казахстан, к чему приведет перенос китайских заводов на территорию Казахстана?

Китай является одним из крупных инвесторов в Казахстане. Он усиливает свое присутствие в рамках инициативы «Экономический пояс Шелкового пути. Пытается усилить влияние в сферах культуры и образования.

Что касается переноса предприятий здесь очень много вопросов. Во-первых, какие предприятия будут переноситься, не грязные ли это предприятия от которых Китай хочет избавиться. Во-вторых, какую функцию эти заводу будут здесь исполнять, будут ли новые рабочие места, чтобы не возникло, что на них работают граждане Китая. На самом деле это постоянная практика в разных странах те или иные государства создают предприятия. В Китае в свое время многие предприятия перенесли свои. Это мировая практика, но настороженность по отношению к Китаю очень высокая. Сам перенос предприятий на нашу территорию, отнюдь, не говорит еще об успехе. Нужно семь раз отмерить, один раз отрезать.