​Мы с тобой одной крови - ты и я

29 ноября 2017 г. Молодежь, Участие, Проекты, Общество

По стандартам Всемирной Организации Здравоохранения, в стране должно быть не менее 40 доноров на 1000 человек. В Казахстане их всего 18. О том, что делать с нехваткой крови, как обстоят дела с культурой донорства в стране и почему со школьниками проще работать, чем со взрослыми людьми, МИСК рассказала Виктория Белявская, студентка пятого курса Казахского Национального медицинского университета им. С.Д. Асфендиярова и волонтер проекта «Клуб 25», объединяющего молодых доноров.

Анна Вильгельми

— Виктория, расскажите, как вы попали в организацию?

— Случайно попала, по объявлению. В 2015 году Общество Красного Полумесяца набирало волонтеров во всех университетах, и я пришла на собеседование. Надо было рассказать, что мы знаем о донорстве в целом, что мы хотим изменить в этом плане в Казахстане – я честно сказала, что не сталкивалась с этой проблемой так близко, но меня интересует все, что связано с молодежью, с тем, чтобы внести свой, молодежный взгляд в решение социальной проблемы. Через какое-то время они выбрали пять человек в команду, меня в том числе.

Мы тогда не знали, что и как делать, и к нам пригласили опытных волонтеров из Кыргызстана. Они уже два года занимались вопросами донорства крови и устроили нам тренинги, рассказывали, как у них в Кыргызстане обстоят с этим дела. Говорили, что сложно замотивировать людей сдавать кровь – у них, как и у нас, люди не владеют достаточной информацией, отсюда рождается множество слухов, клише, стигм – о том, что это больно, опасно и так далее.

— Чем вообще занимается «Клуб 25»?

— В самом начале перед нами поставили глобальную задачу: развивать культуру донорства в Казахстане. Что подразумевается под культурой – это значит, что люди, зная, какая ситуация в стране, идут и сознательно сдают кровь. У нас над этим предстоит работать и работать.

У кыргызов были сложности с поддержкой – они были отдельной организацией, и Красный крест им помогал мало. Наш плюс был в том, что мы уже были организацией в составе красного креста. В наши задачи входило договариваться с различными компаниями, университетами о дне донора. Было трудно поначалу, потому что нас, молодых студентов, больше похожих на школьников, не воспринимали всерьез, даже если мы пытались решить серьезные вопросы.

На второй год эту задачу на себя взяло наше руководство, а мы теперь должны благодарить и мотивировать, чтобы доноры приходили к нам систематически. Когда у вас доброжелательная атмосфера, они захотят прийти снова. Мы рассказываем о пользе донорства, о том, что они спасают жизни и им же при этом польза – постоянная проверка здоровья. У нас в команде три человека – рекрутеры. Раньше было пять. Каждый из рекрутеров отвечает за свой отдел: кто-то – за соцсети, кто-то – за сбор волонтеров на акции, кто-то проводит информационные сессии или договаривается об их проведении. Я побывала во всех отделах, но чаще всего отвечала за информационную часть.

Помимо нашей организации работает еще республиканский центр крови, и у них есть свой список – они приезжают в определенное время в университеты и студенты сдают кровь. Нам было сложно за несколько дней до их приезда устраивать информационную сессию, потому что слишком много времени занимали переговоры с университетом.

У республиканского центра крови нет своей базы волонтеров, но это отдельная организация. У них есть свои сотрудники, своя бригада, которая выезжает на сессии сдачи крови. Мы с ними сотрудничаем. Если мы организовывали акцию донорства, мы связываемся с ЦК и они нам присылают бригаду.

— Почему вы сами решили заняться волонтерством именно в этой сфере?

— Потому что это связано с моей специальностью. Я хотела получить опыт в волонтерстве, связанный с моей будущей работой. Все мы, будущие врачи, будем работать с пациентами, и какой бы качественной помощь ни была, все будет зависеть от банальных вещей – таких, как наличие достаточного количества крови для переливания. Потом же будут обвинять не тех людей, которые, такие плохие, не пришли, не сдали кровь, а врачей, которые не спасли жизнь пациенту. О том, что не было крови, никто задумываться не будет. Такая была у меня мотивация. В дальнейшем, если эту культуру возродить в Казахстане, легче будет и врачам работать.

— С какими сложностями вы сталкиваетесь, будучи частью организации?

— Наверное, есть недостатки не только у культуры донорства в Казахстане, но и у культуры волонтерства. Когда мы приходим на информационные сессии в университеты, рассказываем студентам о донорстве, у них нет заинтересованности в этой информации. Даже если они и хотели записаться в волонтеры, пока мы были у них, они к нам после не шли. Люди плохо мотивированы или для них важно, чтобы их действия были как-то компенсированы или приносили какую-то выгоду. Идеи о том, что выгоду надо приносить самому, у нас еще нет.

На второй год мы решили поменять направление нашей работы и заняться информационными сессиями в школах. Школьники – более заинтересованная группа людей: для них это новая информация, они задают вопросы, с ними легче работать. Сложности с ними, конечно, тоже были. Не все школы были настроены на контакт с нами. Спрашивали, зачем детям знать о донорской системе, им ведь еще нет 18, как им это поможет. Говорили, что мы не имеем права давать такую информацию детям, потому что мало ли, их родители придут жаловаться. Причем в школах вообще уверены, что важно только то, чему детей учат внутри, а все, что поступает извне – это лишнее.

Еще сложность в том, что волонтеры, которые к нам приходят, обычно долго не задерживаются. Они могут поволонтерить, себе галочку поставить и пойти дальше.

Люди не владеют достаточной информацией, я уже говорила. Не знают, какие есть показания и противопоказания к донорству. Многие из тех, кто приходит сдавать кровь, не знают, что нельзя перед сдачей много есть или есть жирное, и очень расстраиваются, когда это является единственной причиной отказа. Или же бывает очень много таких ситуаций, что центр крови работает только в будние дни, а люди хотят сдать кровь в выходные. У нас почему-то не хотят менять эту систему, хотя это изменило бы ситуацию в донорстве в целом. Когда бригады выезжают на день донора в компании, приезжают толпы – потому что работникам удобно сдавать кровь, им разрешили. Говорят, «Спасибо, что приехали к нам, а то мы обычно на работе – хотим сдать, но не можем».

— Но ведь при сдаче донорской крови полагается освобождение на день сдачи?

— Правильно, в будние дни забор крови дает освобождение от учебы или работы, но многие об этом даже не знают. Один из самых частых вопросов, который нам задают – «а можно я в субботу /воскресенье сдам кровь?» Когда им говорят, что центр не работает по выходным, реакция одна – «ну и ладно».

— Как обстоят дела с развитием донорства в целом? Количество доноров растет?

— Официальная статистика есть у центра крови, но они ею с нами не делятся. В 2013 году говорилось, что в Казахстане 18 доноров на 1000 человек. По стандартам ВОЗ их должно быть 40-60. В 2016 году центр переиграл эту статистику, перевел в процентное соотношение. Сравнить показатели нескольких лет теперь не представляется возможным. В ЦК говорят, что ситуация улучшается год от года, но точных данных об этом у нас нет.

— Что нужно знать молодежи о донорстве? Как сделать его популярным в среде молодых ребят?

— Нужны примеры для подражания. Нужно рассказывать об известных донорах – спортсменах, общественных деятелях. О Серике Сапиеве, о Криштиану Роналду. Когда вы упоминаете, что Роналду не делает татуировки, чтобы быть донором крови, молодежь активизируется, включается в разговор, им интереснее про это слушать.

Наш известный донор – Александр Николаевич Скаковский, он сдал кровь уже 1062 раза. Живет в Алматы, ему точно за шестьдесят, но он до сих пор сдает кровь.

Конечно, нужны социальные ролики, но не официальные, не от Красного Полумесяца или еще какой-то организации. Нужны ролики от молодежи и для молодежи. Мы пытались связаться с нашими известными вайнерами, чтобы они своей аудитории рассказали про донорство крови, что у нас в стране проблемы с нехваткой, но они тоже не очень-то активно увлеклись этой идеей. На словах – да-да, а на деле мы уже полгода ждем, и до сих пор получаем только обещания.

Было бы здорово, если бы университеты смогли работать с нами напрямую. Чтобы можно было создать группу волонтеров именно в вашем вузе из ваших студентов, или чтобы университет поощрял волонтеров – выдавали бы грамоты, например. Но у нас такого нет, и студенты чаще всего если и занимаются волонтерской деятельностью, то именно связанной с университетом, чтобы от университета иметь какие-то привилегии. Выходит, что все, что находится за пределами университета, не имеет ценности. Люди живут как под колпаком, их ничего не волнует. А если мы займемся этим все вместе, можно будет решить не только проблему донорства, но и другие глобальные социальные проблемы.

Если вы хотите стать частью команды «Клуб 25», напишите Виктории на электронную почту: v.belyavskaya@mail.ru