Наше собачье дело

13 июля 2017 г. Участие, Проекты, Общество

Раньше мы могли только догадываться, как живут в государственных питомниках бездомные животные, но сегодня у нас есть возможность узнать реальное положение дел и можно легко увидеть положение бездомных собак в цифрах.

Фариза Оспан

В Алматы работают три больших приюта для животных, все они частные: «Белый Бим», «Дос», «Новый шанс». В каждом из них содержится по 200-250 собак, кошек меньше, и они, в основном, находятся здесь на передержке. Также в городе работают 6 инициативных групп помощи бездомным животным и 2 общественных фонда. Есть и государственный питомник, который занимается отловом животных.

Владельцы приютов говорят, что на содержание одной собаки в месяц уходит примерно 5 тысяч тенге. На отлов и утилизацию одного животного выделяется 6816 тенге. В эту сумму включено все: зарплата работникам, налоги, ГСМ, корм, усыпление и прочие расходы.

Однако на деле, по данным прокурорской проверки, которая прошла в одном из приютов в апреле этого года, на содержание и усыпление одного животного тратится не более 542 тенге, все остальное уходит на содержание предприятия. Но остается вопрос: на какое содержание, если там условия не соответствуют нормам и в одной клетке живут по 5-7 собак?

Прокуратура Алматы наведалась в арендуемый «Центром ветеринарии» питомник для бродячих животных. Здесь выявились факты негуманных способов отлова бездомных животных. В частности, по данным прокуратуры, сотрудники предприятия вопреки правилам используют самодельные самозатягивающиеся петли из проволоки толщиной 1,5 миллиметра.

По мировым стандартам, толщина такой проволоки должна быть как минимум 6 миллиметров. Также было выяснено, что условия в питомнике не соответствуют общемировым требованиям по гуманному обращению с животными: клетки не рассчитаны на собак крупных пород, размеры питомника не вмещают реального числа отлавливаемых псов, именно поэтому в одной клетке приходится содержать по 5-7 собак. По словам директора проверяемой организации, каждая из десяти бригад отлавливает до двенадцати собак в день, четыре ямы скотомогильника уже заполнены до краев.

После этой проверки государство выделило один гектар земли в Алатауском районе для строительства нового изолятора.

Опыт Грузии в обращении с бездомными животными

В июне 2017 года сотрудники МИСК принимали участие в образовательном семинаре в Грузии. В Тбилиси они заметили множество гуляющих сытых собак, которые смело подходили к людям. Расспросив местных жителей подробнее, мы узнали о целой системе заботы о бездомных животных на улицах грузинских городов.

На псов, которые живут в городах, в Грузии надевают бирки в районе уха. Это означает, что собака учтена специальной службой и стерильна. А вот травить бездомных собак, равно как и отстреливать их, в Грузии не принято.

«В одном из дворов мы встретили собаку, которая еле шла и смотрела на всех с очень грустными глазами. Мы взялись ей помочь, положили перед ней еду. Но она от всего отворачивалась. Как потом выяснилось, собака эта болела и живет в этом дворе уже 10 лет. Жители знали, что она готовится к смерти, и что за ней скоро приедут ветеринары и поэтому старались не нарушать ее покой, – рассказывают наши коллеги. – Это нас очень удивило! Чтобы в наших дворах знали одну собаку 10 лет?! Обычно сегодня она есть, завтра звонят в службу отлова, а послезавтра собаки след простыл. Притом, как развивается дальнейшая судьба пса, никого не волнует. А в Тбилиси в каждом дворе есть уголки, где собаки могут попить, поесть и пойти дальше гулять. Что еще интересно, собаки и кошки как-то разделили «сферы влияния» по территории в городе. Где-то много собак, а где-то много кошек».

Государственный приют для бездомных животных в Тбилиси был создан в 2012 году. Он расположен на окраине города, недалеко от трассы, ведущей в аэропорт и находится в ведомстве службы по чрезвычайным ситуациям. Там сейчас содержатся одновременно около 200 кошек и собак. Попавшие в приют животные проходят вакцинацию и стерилизацию, а после их отпускают в привычную для них среду обитания. При питомнике функционирует и ветпункт, причем сюда можно приводить своих четвероногих друзей на бесплатные консультации. Специалисты осмотрят и при необходимости окажут помощь хвостатым пациентам.

Созданное при мэрии Тбилиси Агентство мониторинга животных каждую весну подсчитывает количество бездомных собак и кошек, часть из которых будет переводится в приют. После того, как у них появляется картина того, с каким количеством животных они имеют дело, принимаются меры по контролю их популяции. Приют регулярно посещают представители общества по защите и спасению животных, они также организовывают поездку туда группы любителей животных и доставляют в приют еду и различные вещи, собранные ими для четвероногих питомцев. Когда обитатели приюта находят себе новых хозяев, их передача оформляется по всем правилам и в документы приюта вносится соответствующая запись.

Как перенять опыт более развитых стран?

Арман Курманай – активист-зоозащитник, занимается спасением животных с 16 лет. Арман с начала года устроил уже более 20 щенков и 2 взрослые собаки. Каждые выходные он проводит в приюте для бездомных собак «Дос».

- Почему вы этим начали заниматься?

- Когда в определенный момент своего развития задумываешься о смысле жизни, то есть для чего ты живешь, ты понимаешь, что не можешь просто как все ходить с работы домой, кушать, ходить в туалет, спать. Люди ставят себе какие-то цели, создание семьи, рождение детей, например. А каких детей ты родишь? Которые тоже будут проходить мимо бездомных кошек и собак? Или которые изменят мир к лучшему? Когда вот над всем этим думаешь, ты понимаешь, что тебе нужно для внутренней гармонии. Я хочу, чтобы в той стране в которой будут жить мои дети, у них не было этой проблемы, чтобы они не видели на улицах несчастных бездомных животных.

- Популярна ли среди алматинцев помощь бездомных животным?

Есть такая категория людей, которая всем говорит, что они зоозащитники. На самом деле, когда за собакой нужно убрать отходы, слышится только: «Фу, я не буду этого делать, это мерзко!» Вот какие из них волонтеры? А реальных активистов, которые ездят загород, тратят на собак время, не смотря на то, что у них есть свои какие-то дела, свои семьи и работа, их очень мало. Такие люди вычищают вольеры и выгуливают собак, приносят собакам еду, социализируют их, чтобы они там с ума не сошли. Их можно по пальцам пересчитать. Также есть люди, которые приютам выделяют большую часть зарплаты. Может, у них нет времени ездить, но они хотят сделать жизнь собак лучше.

Отношение людей в Казахстане к собакам такое, как будто это их расходный материал, поскольку у нас еще низкий уровень развития самого населения. Чаще всего больную собаку будут лечить, если за большие деньги ее покупали. А таких людей, которые будут дворняжек лечить, практически нет. То есть многие считают, что если собака заболела, то она также и вылечится, сама поправится, а не поправится – мы завтра другую дворняжку возьмем. Куда-нибудь отвезем вот эту больную, лучше где-нибудь по трассе и оставим. Кто повезет дворняжку к ветеринару? Только такие, у которых действительно совесть есть, у которых сердце есть.

- Как вы думаете, как можно поменять отношение людей к животным?

- Поменять людей невозможно, только если они сами к этому не придут. Каждое животное тоже, как и человек, хочет ласки, заботы, иметь свою семью. У многих людей такого понимания нет. Оно появится, когда придет время. Когда общество дойдет до этого уровня развития. Если общество не готово, они тебя палками и камнями закидают. Вообще многие люди не понимают, как на собак можно деньги тратить.

Но нужно просто помогать настолько, насколько ты можешь. Вот что я могу делать, то я и делаю. Кого-то призывать, агитировать «Пойдемте, люди, в приют помогать собакам, пойдемте чистить вольеры» я не хочу и не буду. Так как я знаю, что единомышленники, если им интересно, они этот приют сами нашли бы. А если не интересно, то как бы ты их не агитировал, как бы не призывал творить добро, они никуда не пойдут.

- Как вы думаете, почему при существующей инфраструктуре проблема бездомных животных в Алматы все равно не решается?

- Потому что люди берут собак щенятами, и пока они маленькие, они замечательные, с ними классно играть, гладить их. А потом, поскольку люди с ними не занимаются, они вырастают и становятся бесконтрольными. В том плане, что они могут диван разгрызть, не понимают слова «нельзя». Для собаки диван – это игрушка, если ты ее не научил, что это не игрушка, она думает, что все здесь – ее. Соответственно, собака может любую вещь взять и поломать, порвать. Ладно если бы люди адекватно на такое реагировали, а неадекватные хозяева что сделают? Они собаку побьют и выкинут на улицу. И вот уже вчерашний любимый пес – бездомное животное. Нестерилизованная собака, появляется на улице, прибивается в какую-нибудь стаю, приспособится, и будет размножаться дальше, будут появляться щенки. От одной собаки могут быть 6 щенков и больше, два раза в год.

- Почему у нас нет государственных приютов, на ваш взгляд?

- Государственные есть только отловы, которые отлавливают собак и через три дня их жестоким способом убивают. Это все, что делает государство для собак. А зачем ему нужно выделять деньги для строительства какого-то приюта для собак? Зачем ему вкладывать огромные деньги на это? Зачем, если можно их просто убивать? Собак утилизируют. Зачем их ловить, стерилизовать, а затем отпускать, если их можно просто убить? Самое страшное, что у нас никто не считает, что убийство – это плохо, никто не считает, что это дикость. Я считаю, что уровень развития в государстве измеряется именно отношением к бездомным животным. Пока это сложно даже комментировать.

Победа грузинов в этом вопросе обусловлена тем, что у власти оказалась действительно соображающая группа людей, которая решила: «Люди, нам нужно эту проблему решить, давайте решим ее раз и навсегда». И все, они это сделали. В их государственный приют не ходят куча волонтеров, грузинского населения помогать. И их мышление не поменялось в один миг. Одним прекрасным утром грузины проснулись и начали любить животных? Нет, мышление у них может быть до сих пор такое же. Если бы у них на государственном уровне эта проблема не решалась бы, то у них ситуация была такой же как наша – менталитет непросто поменять.

- Как вы видите решение этой проблемы?

- Решить эту проблему можно, построив один, большой централизованный приют для животных. Когда у меня будет такая возможность, я его построю. Это может быть какой-то конкретный человек или компания, неважно. В приюте должен быть пункт приема животных; несколько машин, которые будут выезжать и гуманным способом забирать животных, сбитых, побитых в том числе, которые остались на улице; свои ветеринары, которые будут ответственны за состояние здоровья животных. Должны быть какие-то рабочие, которые смогут чистить вольеры, либо этим будут заниматься волонтеры. Приют должен занимать большую территорию, на которой можно будет осуществлять выгул собак, чтобы люди могли приходить и гулять с собаками, играть с ними. Там должны быть хорошо оборудованные, большие клетки, желательно как одна жилая комната. Чтобы животное чувствовало себя свободно, размеры клетки должны быть два метра на два метра. Также в приюте будет работать пункт выдачи с продуманной схемой.

У нас будут собаки, а люди смогут приезжать и забирать их. Люди должны будут иметь при себе фотографии жилища, где они собираются содержать собаку. А комиссия выберет и решит, хорошими эти люди станут хозяевами для собаки или нет. Будет специальный договор с какими-нибудь штрафными санкциями. То есть если человек не соблюдал договор, если он собаку выкинул, а через месяц допустим, когда я поеду собаку проверять, а у него ее не окажется, мы с него в судебном порядке взыщем деньги. Люди хотят бесплатно брать собак, многие хотят бесплатно брать породистых. Если данный приют будет единственным местом, где можно будет взять собаку, то приходить будут от безысходности.

Я вижу решение в открытии единого централизованного приюта, в котором будут содержаться порядка 10 000 собак. Для такого приюта было бы достаточно 1 гектара земли. Это два ряда по 2,5 тысячи вольеров или 5 рядов по тысяче. Два ангара таких, например, мне кажется вполне будет достаточно. Все понимают, что цель одна – на исходе мы хотим, чтобы у собак был дом, чтобы их не убивали, не калечили, не били. Чтобы у них была еда. Если у нас построят один большой приют, то с ним будут считаться, все будут знать куда нести собак и откуда их брать. Тогда найдутся и люди, которые захотят с нами сотрудничать.