«Фрося Бурлакова» покоряет Алматы?

7 апреля 2013 г. Общество

Четыре с половиной минуты, 55 000 кадров, 95 часов работы, ожившие панорамные открытки города и труженик из поселка КИЗ – вот и все, что нужно для счастья, ностальгии или желания посетить жемчужину Алатау. Видео-ролик Павла Тенякова об Алматы собирает все больше просмотров, и мы предлагаем вам историю его создания.

Дина Шахметова

Находясь почти три года в Нью-Йорке, на просторах могучего Интернета я редко встречаю ролики о стране своего исхода, приковывающие к себе внимание. А тут такой нежданный сюрприз от господина Павла Тенякова – симпатичное и искреннее видео об Алматы. С незадушенным журналистским любопытством я поспешил навести телемосты с автором и разузнать «что почем».

Сеанс скайпа состоялся в чудесный пятничный вечер по времени восточного побережья США или ранним субботним утром в Семиречье. Еще не совсем оправившийся от сна, а, может, и по доброте душевной, господин Теняков охотно выдал всю соль своего проекта и даже «клубничкой» угостил.

«Живу я в пригороде Алматы, километров 20 от города. - начал Павел – В деревне, наверное. Или это аул, сейчас правильнее так назвать. Раньше он назывался КИЗ, а теперь Жалпаксай».

АС: Почему душа потянулась именно к такому способу творческого выражения?

ТП: Идея родилась очень просто, года два назад. В один из дней я наткнулся в Интернете на ролик одного норвежского фотографа, сделанный в стиле Time-Lapse. Он мне очень понравился, я заинтересовался и начал искать материал о том, как это было сделано. На тот момент я еще не имел никакого представления о данной технике съемки. А вообще на создание ролика именно про Алматы меня вдохновили работы Артема Прядко из Белоруссии.

АС: Почему?

ТП: Просмотрев видео материалы о нашем городе, которые есть в сети, у меня появилась идея создать качественный ролик об Алматы.

АС: Чем вы руководствовались при выборе мест съемок?

ТП: Первым делом я начал просматривать фотографии достопримечательностей, выбирал лучшие ракурсы, составил большой список со всеми местами, которые я хотел отснять и включить в ролик.

АС: Сколько времени ушло на поиск нужного ракурса или картинки?

ТП: Около недели – дней десять. Но на месте приходилось все равно подстраиваться.

АС: Было ли что-то, что не получилось отснять?

ТП: Очень хотелось отснять наш вокзал «Алматы-1», внутри здания там могла бы получиться хорошая динамика. Мы пошли в администрацию вокзала, там не оказалось начальника, охрана не разрешила. Хотелось также снять аэропорт и метро.

АС: Где было легче снимать?

ТП: Сама техника и процесс съемки, где бы ты не находился, практический одинакова. Конечно, на природе приятно и свежо, никто не отвлекает, и ты более сосредоточен. В городе же, теоретически, то же самое, но, на практике, - подходят люди и спрашивают по несколько раз, и в этот момент ты можешь просто сбиться или отвлечься, и все это может в итоге сказаться на качестве исходного материала.

АС: Были ли места, которые вам особенно дороги?

ТП: Мне очень дороги места возле моего дома. Это как раз те самые поля, которые были включены в конце ролика. Так как мой отец в свое время работал на комбайне и у меня остались хорошие воспоминания из детства.

АС: А почему вы оставили голубей на голове памятника Нургисы Тлендиева?

ТП: Голуби тут не при чем. Мы все знаем, что Нургиса Тлендиев – известный казахский композитор, дирижер. А голуби – это птицы, и их дом – небо, природа сама вносит свою гармонию в наш мир, и я думаю, что это хороший знак.

На этом моменте господин Теняков несколько смутился и растерялся. Хотя, как по мне, так голуби внесли элемент живой жизни, радости и юмора. Вначале, кажется, что у памятника появился шевелящийся чубчик, а потом происходит некое действо на бронзовой голове. Искренности автора можно только позавидовать.

АС: Если на создание видео затрачено 2 года, то почему вы не сняли Алматы в зимнее или весеннее время?

ТП: Вообще сама задумка у меня родилась 2 года назад. А съемка началась примерно год назад, где-то в феврале месяце. Снималось все в свободное от основной работы время, чаще на выходных и когда была хорошая погода. Изначально не было задумкой снимать времена года, хотелось показать именно достопримечательности нашего города и окружающую его природу. Зимой снимать пробовали. В ролике, кстати, есть несколько ночных моментов снятых в зимнее время. Мы были на мостах на улице Аль-Фараби. Мы прямо замерзли. Не было машины. Приехали на место, 10 минут поснимали, быстро на остановку, в автобус и дальше поехали.

АС: Не кажется ли вам, что у вас получилась чересчур правильный город? Вычищенный, огламуренный и где-то даже лубочный, с претензией на державность, можно сказать. Грубо говоря, у вас получилась открытка в действии.

ТП: Все верно! Я не раз слышал в свой адрес, что Алматы в моем ролике не такой, каким мы его знаем и видим. Я подумал, что теперь настало время показать его с лучшей стороны, и, наверное, я соглашусь, что ролик получился почти, как для рекламы. Признаюсь, в душе я этого и хотел, так как это мой родной город и мне хотелось показать его с лучшей стороны. Я горжусь тем, что я алматинец.

АС: Почему вы не включили в свое видео не такие живописные картинки -микрорайоны, «барахолка» или, наоборот, элитные дома в предгорьях?

ТП: Я соглашусь с вами, что микрорайоны и элитные дома в горах - это тоже неотъемлемая часть Алматы. Но у меня не было такой цели, чтобы заснять все, на это просто не хватило бы времени.

АС: А было что-то, что вы не включили?

ТП: Это были некоторые кадры гор, улиц, базарчик на Кок-тобе, где продают сувениры.

АС: А почему базар не вошел? Это же очень колоритное место. Алматы – восточный город, базар – соответствующий атрибут.

ТП: Почему-то я решил базар не включать. Он как-то не так смотрится, не эффектно. Может, потому что мы осенью снимали, получилось серовато.

АС: То есть эти кадры не вошли, потому что они не получились чисто технически или не подошли идейно?

ТП: И идейно, и технически. Но больше идейно.

АС: А как называется метод данной съемки?

ТП: Данный вид съемки называется «Цейтраферная», простыми словами - интервальная съёмка. Также его называют съемкой Time-Lapse или Motion Lapse (это когда в кадре помимо основного объекта съемки передвигают саму камеру).

АС: Когда появился этот вид съемки?

ТП: Насколько мне известно, он появился еще в конце прошлого столетия. Первым технику time-lapse применил George Melie в картине «Carrefour De L’Opera» в 1897 году, а пионерами этой техники в съемке биологических явлений были Percy Smith в 1910 году и Роман Вишняк в 1915. Так что он совсем не новый.

АС: Как все происходило чисто технически?

ТП: Берем фотоаппарат, устанавливаем его на штатив, подключаем пульт (таймерный спуск). Определяем на пульте необходимый нам интервал между кадрами и запускаем процесс съемки. Для кадров с движением необходимо каждый следующий кадр делать, передвигая штатив. Но перед этим нужно заранее позаботиться о том, что есть свободное место для его передвижения. Место съемки должно быть ровным для того чтобы кадры получались ровными и их было легко потом обрабатывать. Также в некоторых моментах я использовал моторизированную дорожку.

АС: В конце видео, в титрах, указаны помощники. Что они делали?

ТП: Помощники… помогали. На самом деле огромное спасибо моим помощникам, их помощь была очень кстати. На тот момент я был без машины. И приходилось все оборудование таскать с собой. А это как минимум пару штативов (иногда 3), дорожка, 2 фотоаппарата, объективы и много разной мелочи. Спасибо моему брату, его видение очень пригодилось в моей работе. Так же моему другу, начинающему фотографу, Владимиру Волкову за терпение и вклад в создании моего ролика. Мы все делились мнениями и идеями. Я думаю, что работать в команде – это залог успеха!

АС: Сколько времени ушло непосредственно на съемки?

ТП: Я, наверное, повторюсь. Я в основном снимал в свободное от работы время - на выходных и праздниках. Съемка велась в течение одного года. Плюс еще один месяц на монтаж. По часам, затраченным на сам процесс съемки и монтажа, ушло 35 часов съемочного процесса, 60 часов на обработку отснятого материала и монтаж ролика. В общем, 95 часов.

АС: Сколько времени приходилось находиться на одном месте?

ТП: По-разному, в зависимости от того, что я хотел заснять. Если облака и дороги с машинами, то не так долго. В среднем от 20 минут до 1 часа. Но были моменты, когда приходилось находиться на одном месте и по несколько часов. В основном, это закаты и смена дня и ночи.

АС: Можно ли рассчитать стоимость такого видео?

ТП: При учете того что в одной секунде моего видео 25 кадров. Можно легко расчитать стоимость всего ролика. Если посчитать работу, время затраченное на обработку кадров, плюс необходимо учитывать ресурс самой камеры. В среднем одна секунда такого видео стоит не меньше 35$.

АС: А во сколько бы вы оценили общую стоимость этого видео?

ТП: Сложный вопрос. Приблизительно, десять тысяч долларов.

АС: Сколько стоит камера и используемое оборудование?

ТП: Камера, объективы и дополнительное оборудование. Где-то в районе $4,000.

АС: Какого плана ролики можно снимать и монтировать в этой технологии?

ТП: При желании и при наличии хорошей идеи данный вид съемки можно применить в очень разных сферах. Начиная от рекламного ролика, заканчивая процессом строительства здания и т.д.

АС: А можно снимать свадьбы? Это достаточно хлебное занятие для фотографа.

ТП: Да, можно. Я видел в Интернете, люди снимают свадьбы тоже. Получается достаточно интересно.

АС: А если снять людей?

ТП: Что получиться, это уже зависит от настроек камеры и как фотограф хочет показать конкретную ситуацию. Если выдержка долгая, тогда люди будут смазаны и их движения будут более гладкими, если выдержка короткая, то, наоборот, более прерывистыми.

АС: Как и зачем вы обрабатывали фотографии при создании видео?

ТП: Иногда отснятый материал не передаёт всю атмосферу места съемки. Бывает, что цвета или тона немного не те, которые были на самом деле. А иногда просто хочется добавить немного насыщенности. Обработка отснятых фотографий проходит в приложении Adobe Light Room.

АС: В чем основная ценность видео?

ТП: Как и любого Time-Lapse видео их ценность в том, что вы за несколько минут можете увидеть процесс, который длится несколько часов, а то и больше. Плюс, вместо скучного и практически «обездвиженного» пейзажа вы может наблюдать динамичную картину, обладающую своим собственным настроением.

АС: Почему вы использовали именно эту музыку?

ТП: На самом деле, музыка - это чуть ли не основная составляющая. Тут все зависит от идеи и того, как автор видео хочет передать атмосферу ролика. Я думаю, что комбинация классических инструментов с элементами современной музыки, таких как Даб-Степ, сейчас очень популярны и подходят по атмосфере.

АС: А чем не подошла казахстанская музыка?

ТП: Было прослушано очень много произведений казахских исполнителей, так как изначально хотелось, чтобы музыка была тоже казахстанского происхождения. Но почему-то ничего подходящего я не нашел. Также рассматривалась композиция Антонио Вивальди из цикла «Времена года» – «Летняя гроза». Но почему-то в конце я все-таки остановил свой выбор на композиции Линдсей Стерлинг.

АС: Вы – не первооткрыватель данной технологии, подобное делают в Америке и, пожалуй, в Казахстане. В чем, по вашему мнению, вы уникальны?

ТП: На данный момент я ищу себя в этом виде фотоискусства. И думаю, что со временем, если все будет хорошо, у меня появится свой личный стиль. И, возможно, что это сделает мои работы уникальными и отличными от других.

АС: Получали ли вы бизнес-предложения или заказы после выхода ролика?

ТП: Да, в данный момент я веду переговоры с одной зарубежной продакшн компанией, которая хотела бы приобрести небольшую часть отснятого материала для своего личного проекта.

АС: Как вы зарабатываете себе на жизнь?

ТП: Я работаю младшим бизнес-аналитиком в одной крупной иностранной компании в Алматы.

АС: Творческие и жизненные планы на будущее.

ТП: Уже есть планы по съемке нескольких проектов в таком же стиле. Если Бог даст, планирую их воплотить в жизнь. Время покажет.

АС: Выходила ли на вас администрация города или министерство туризма Казахстана?

ТП: Нет.

Недаром в названии этого материала я использовал сравнение с Фросей Бурлаковой, героиней старого советского фильма «Приходите завтра».

Администрация московской консерватории направляла специальные экспедиции по «просторам необъятной России-матушки», чтобы найти самородков и талантов из народа. Когда же Фрося, обладательница чарующего голоса, пришла своим ходом, то ей безапелляционно сказали: «Приходите завтра!».

Мне кажется, что подобное происходит и с Павлом Теняковым. Казахстанские власти и Министерство Туризма тратят великие «тыщи долларов» для того, чтобы придать Алма-атинской области имидж «Среднеазиатской Швейцарии». Привлечь инвесторов, туристов, бизнес. Но по законам маркетинга это срабатывает далеко не всегда.

И вот в пригородном поселке Жалпаксай появляется интересный фотограф – современная Фрося Бурлакова. Теняков создал уникальный продукт – видео-открытку об Алматы, а, может быть, и о целом Казахстане. За несколько месяцев его существования в сети, этот мини-фильм посмотрели десятки тысяч человек. По статистике просмотров многие из них проживают в России, Европе и США.

Я тоже показал это видео своему коллеге – американцу, причем не самому глупому. Стив мне сказал: «За исключением фильма про Бората и, кажется, нефти, я ничего не знаю о Казахстане, как и о других странах этого региона. Я думал, что в твоем родном городе люди по-прежнему живут в глиняных домах. А тут – Дубаи в горах».

Оказывается, лучшим рекламным буклетом об Алматы стало произведение Павла Тенякова. На самом деле - «народная дипломатия» в действии. Задавая вопрос о реакции властей города или страны, я был уверен, что Павла поддержали, а его видео растиражировали через официальные каналы. На деле – я был единственным журналистом, заинтересовавшимся этим проектом. Причем, журналистом, живущим за рубежом, но тесно связанным со своим родным городом.

Древняя истина, к сожалению, до сих пор актуальна – «нет пророка в своем отечестве».

Автор статьи Сергей Аринкин