Неформальная занятость молодежи

10 февраля 2017 г. Молодежь, События, Общество

7 февраля в Алматы на аналитической площадке «Кипр» прошло экспертное обсуждение неформальной занятости молодежи в условиях моногорода.

Томирис Жолдасова

Неформальная занятость населения – широко распространенный феномен в мировой практике. Она характеризуется отсутствием трудовых договоров между работником и работодателем или попыткой их скрыть.

Основная суть проблемы – социально-экономический и правовой статус работников. Во-первых, из-за неофициального трудоустройства работник лишен защиты своих трудовых прав и страхования. Во-вторых, из-за низкой квалификации труда и случайного характера занятости эта категория граждан имеет нестабильный и часто невысокий доход, что приводит к снижению удовлетворенности жизнью, а это выступает питательной средой для криминализации и радикальной идеологии.

В Казахстане число занятого населения составляет 8,6 млн человек. Из них 6,6 млн человек формально занятые, 1,9 миллиона – неформально. Примечательно, что 30 % из числа неформально занятых людей – молодежь от 18 до 29 лет.

Социолог Серик Бейсембаев считает, при решении проблемы неформальной занятости необходимо учитывать многоаспектность этого явления. Так, например, в своем исследовании «Ни к селу, ни к городу» он затронул понятия «верхнего и нижнего слоя неформальной занятости». К первому слою относятся постоянные фрилансеры, которые осознанно выбирают неформальный рынок, а второй слой – граждане, которые не могут найти постоянную работу и профессионально дезориентированные. Соответственно нижний слой нуждается в помощи адресного характера.

Святослав Мурунов, руководитель Центра прикладной урбанистики в г. Казань (Россия) считает, что моногорода должны быть человекоориентированными, а это возможно при обеспечении следующих обстоятельств: возможность развивать коммерческие проекты, сильная техническая и цифровая база, передача компетенций от старшего поколения младшему путем создания специальных образовательных площадок.

Также эксперт отмечает, что у молодежи в моногородах уже сформировались потребности в развитой инфраструктуре, в том числе – это больше пешеходных зон, общественных мест с современным молодежным дизайном, а также точки образовательного роста, где можно пройти мастер-классы и тренинги.

Г-н Мурунов отметил, что здесь также колоссально вырос запрос на предпринимательскую культуру.

Рахим Ошакбаев, председатель попечительского совета Центра прикладных исследований «Талап», считает, что уровень безработицы может быть недооценен примерно в три раза.

По словам эксперта, увеличилась доля ничем не занятой молодежи (NEET – не учатся и не работают). В результате высокой рождаемости через 5 лет на рынок труда выйдут более 1 млн. молодых людей, что станет колоссальной нагрузкой на институты образования и труда.

Например, на систему школьного образования она вырастет на 30 %, поэтому уже сейчас необходимо думать о подготовке высококвалифицированных педагогических кадров.

Эксперт предупредил, что реализация этой идеи будет очень трудной, учитывая сегодняшний подход государства к ней: в основном в педагогические вузы поступают выпускники, набравшие минимальные баллы по итогам национального тестирования, а заработные платы педагогов являются одними из самых низких в секторе экономики.

Также Рахим Ошакбаев предложил развивать сектор малого и среднего бизнеса, чтобы ответить на потребности трудоустройства, когда миллион выпускников закончат учебные заведения.

Молодежная информационная служба Казахстана считает, что кроме развития МСБ, необходимо анализировать соответствие запросов рынка труда и предложение систем образования.

Ирина Медникова, генеральный директор МИСК отметила, что большая часть выпускников вузов работает в неформальном секторе потому что не хочет или не может работать по своей полученной специальности.

«Занимается ли министерство образования и науки корреляцией спроса рынка труда с предложением вузов, на какой основе оно подает в вузы свой заказ? Эта система нуждается в серьезном обновлении, ведь, как отметил Святослав Мурунов, у молодежи растет спрос на новые виды занятости, поэтому учить ее нужно профессиям, которые появятся через 5-10 лет», - предложила Ирина Медникова.

Все эксперты площадке сошлись на мнении, что действия государственных органов должны быть сосредоточены на создании благоприятного бизнес-климата, в частности, снижение налоговых, коррупционных и регулятивных издержек, а также минимизации участия государства в экономике и увеличения внимания к образовательной сфере. Если подобные либеральные реформы будут проведены, креативный класс, имеющий предпринимательский талант, начнет переходить в частный сектор, создавая рабочие места для молодежи.

Видеозапись обсуждения