Молодежь говорит: Болгария, Малайзия

21 июня 2017 г. Молодежь, Общество

Мы продолжаем публиковать серию интервью с молодыми людьми из разных стран. В сегодняшнем материале — герои из Болгарии и Малайзии.

Анна Вильгельми, Германия

Вальчо, 20, изучает финансы, в Германию приехал по программе Erasmus:

«Государство поддерживает молодежные организации «морально» — то есть попросту разрешает им заниматься тем, чем они занимаются»

«Большинство людей не волнует, что происходит в стране. Это касается и молодежи, и всех остальных. Люди исправно ходят на выборы, но особо не заботятся о том, за кого голосовать. Демонстраций у нас вообще нет. Если нам не нравятся действия правительства, мы либо молчим, либо тихо покидаем страну.

Молодежных организаций у нас достаточно, но большинство управляется одними и теми же людьми. Есть и скауты, и проекты для безработной этнической молодежи – так называемый «Социальный чайный домик». Все держится на волонтерах – так как я сам волонтер, знаю многих из них, но не могу судить, насколько распространено волонтерское движение в стране. Государство поддерживает молодежные организации «морально» — то есть попросту разрешает им заниматься тем, чем они занимаются. Финансируют их либо частные инвесторы, либо за счет грантов Европейского союза – вот их действительно много.

Если ты ищешь работу, то контакты очень важны. Насчет коррупции в вузах – я не знаю ни одного человека, кто платил за экзамены, хотя я слышал о таких взятках – думаю, это просто сплетни.

Наше поколение и поколение родителей совершенно разные. Возьмите хотя бы окружение – они росли при коммунизме, где государство о вас заботилось, мы – при демократии, у нас молодежь больше готова к действиям, но при этом ты должен сам решать свои проблемы, потому что никто тебе помогать не собирается. Это, кстати, объясняет, почему мы не активны в политическом плане – нам нужно заниматься делом, у нас нет времени на эту ерунду».

Асиф, 23, Малайзия, изучает механическую инженерию, в Германии учится по стипендии правительства Малайзии:

«Если я сейчас скажу что-то плохое о правительстве, это может повлиять на мою стипендию»

«Молодежь активно интересуется жизнью в стране – голосовать ходят все, а одна из оппозиционных партий управляется молодым политиком возраста 20+. На демонстрации мы тоже выходим – пытаемся ускорять перемены. Есть такая организация, «чистые», они не относятся к политическим партиям, но выступают за прозрачность в государственной системе – вот они часто устраивают всякие митинги и шествия. Но разрешение на подобные мероприятия получить довольно сложно. Если ты вышел поддерживать правительство, то разрешение получить легко и быстро, а вот если критиковать – обязательно стянут полицию. Даже если говорить обо мне – если я сейчас скажу что-то плохое о правительстве, это может повлиять на мою стипендию. У нас богатое правительство – они посылают студентов учиться по всему миру: в США, Индонезию, Россию, Ирландию, Китай, Индию, Германию… Но я бы сказал, что малайцам дают в этом преимущество – я имею в виду, коренным малайцам, не тем, у кого китайские или индийские корни. В некоторых компаниях это тоже наблюдается, например, в китайские компании предпочитают брать «китайских» малайцев — такой, внутригосударственный расизм – он не так очевиден, но это реальная проблема.

Если вы знаете кого-то «изнутри» любой организации, вам все дороги открыты и все можно. Например, со стипендией на учебу так же – если ты кого-то знаешь в агентстве, организации, присуждающей ее, она твоя. Точно так же с влиятельными родственниками – у нас была история с одним подростком, чей папа был «большим человеком» в стране – он сумел избежать даже высшей меры наказания, хотя был пойман с таким количеством наркотиков, за которое в Малайзии положена смертная казнь.

У нас много неполитических организаций – они, в основном, занимаются сбором помощи для бедных стран вроде Камбоджи, Сирии и Палестины, помогают беженцам. Когда была война в Боснии, они развернули огромную кампанию по сбору средств. Держится это все, конечно, на волонтерах – ну и в Рамадан волонтеров прибавляется, и денег больше жертвуют. Насчет именно молодежных организаций я не знаю – в основном, это либо политические организации, вроде молодежного крыла партии, либо студенческие.

Мое поколение готово к переменам, мы открыты для них. Старшие имеют традиционный уклад жизни, консервативны в политических взглядах – считают, что даже если наше правительство коррумпировано, если мы сейчас это изменим, страна и вовсе рухнет».