​Пластиковый Дэмиен Херст

30 июля 2019 г. Проекты, Молодежь

В 2018 году предприниматель Данияр Бакимов основал компанию по переработке пластиковых отходов Rocket Plastic. Менее чем за год команда выиграла несколько грантов, запустила свое производство и развернула образовательную кампанию по осознанному потреблению пластика. Молодежная информационная служба Казахстана поговорила с основателем стартапа о заработке на переработке отходов, экологическом самосознании и проекте по облицовке атакентовской белки.

Анна Вильгельми, Томирис Жолдасова

– Данияр, переработка пластика – не самый очевидный способ заработка. Как пришли к такой идее?

– Я был на Алматы Марафоне и увидел после него десятки пластиковых бутылок. Решил, что нужно эту проблему решать, но в одиночку это сделать сложно. Процесс переработки мусора вообще неочевидный: людям непонятно, что становится с отходами после того, как они оказались в мусорном баке: куда их увозят, как сортируют и перерабатывают. Кажется, что это что-то такое в промышленном масштабе, где-то за городом. Мне же было интересно найти решение, которое будет не только полезно для города, но и понятно для людей. Хотелось основать предприятие открытого формата, куда можно было бы прийти и посмотреть, как оно работает. В Европе я нашел проект Precious plastic: их задумка была в том, чтобы дать обычным людям возможность зарабатывать на переработке отходов и приносить пользу экологии. То есть любой человек, имея гараж или подсобное помещение, может развернуть там свою маленькую мастерскую и перерабатывать мусор. Основатель Precious plastic сделал копии промышленного оборудования в локальном масштабе и выложил чертежи, так что каждый может сделать то же самое при наличии обычных инструментов. Мне понравилась идея – это было то, что нужно.

В сентябре прошлого года мы запустили первую мастерскую в офисе моего друга: вложили собственные деньги и собрали три станка с помощью Алматинского технологического университета. Мы не были профессионалами, не были экспертами в этой области – я по образованию программист, магистр финансов, долго работал в банковской сфере и в IT. Мы просто сотрудничали с профессионалами, углубленно изучали тему, методы переработки. Конечно, в начале было сложно, мы не знали, какой пластик нам подойдет, какой можно использовать, чтобы делать красивые яркие вещи. Сейчас мы понимаем, какой пластик опасный, а какой нет, какой гибкий, какой материал для чего можно применить.

Потом мы поняли, что офисного помещения недостаточно: нужно больше места для хранения, переработки, нужна вытяжка для запахов. Вторым местом работы стал Нархоз. Я очень благодарен Дане Шаяхмет, с которой мы много пиарили проект на разных мероприятиях – так мы познакомились с эко-сообществом, запустилось сарафанное радио: люди узнали о нас и поняли, что мы делаем.

Мы подписали меморандум о сотрудничестве с университетом им. Сатпаева: у них есть технопарк, на территории которого у нас и стоит цех, где есть все условия для безопасной и аккуратной работы. Сейчас это даже не столько мастерская, сколько пространство, где мы перерабатываем отходы и делаем из них что-то креативное; где люди могут увидеть весь процесс от сбора и сортировки мусора до производства новых продуктов. Мы открыты, рады всем, кто хочет посмотреть на процесс и поучаствовать. Rocket plastic – это новый формат в устоявшейся сфере переработки отходов.

Откуда берется мусор на переработку, у вас договор с городскими службами?

– Нет, люди привозят отходы сами, плюс у нас стоят свои урны на улицах. Проект маленький, поэтому урны стоят только здесь, но в будущем планируем ставить их по всему городу. Когда мы только начинали, была идея ставить урны в офисах, но это сложный процесс – нужны как финансовые, так и человеческие ресурсы, нужна машина для забора мусора.

Сейчас мы построили урны у мастерской для удобства и доделываем еще одну в виде арт-объекта, пластиковой бутылки, которая имитирует ракету. Сейчас мы обсуждаем ее установку с акиматом Медеуского района – нам уже дали разрешение на ее установку, так что скоро сможем посмотреть на реакцию жителей. Понятно, что туда будут бросать все подряд, хотя мы собираем только определенные виды пластика. Есть люди, которые не заметят, даже если мы огромными буквами на урне напишем, что она для пластика. Пока культура [сортировки мусора] находится на начальном этапе.

И все же уличные урны не могут быть главным источником сырья. В основном пластик аккумулируется в домохозяйствах: люди сортируют мусор дома и привозят к нам. Сейчас мы принимаем всего три вида пластика – 2,4,5 – это упаковки из-под бытовой химии, косметическая тара, одноразовая посуда. В будущем планируем принимать пластиковые бутылки.

Что подразумевается под переработкой, во что превращаются пластиковые отходы?

– Пластик сам по себе хороший материал с большим потенциалом, проблема в том, что мы используем его не по назначению. В нашей жизни примерно 50% одноразового пластика – служит нам не больше часа, а потом попадает в мусор – это, например, упаковки продуктов, напитков, стаканчики от кофе и т.д. Если раньше пластмассу использовали, чтобы создать предметы долгосрочного пользования, то сейчас мы производим в основном одноразовые вещи. Мы в Rocket plastic работаем по принципу “подари пластику вторую жизнь”. Попадая к нам, одноразовые вещи становятся многоразовыми.

Мы производим конечный продукт: настольные и настенные часы, подставки под стаканы, корзинки, горшки. Это изначально был наш план – не делать вторсырье, а продавать готовую продукцию. В будущем собираемся производить предметы декора, элементы мебели. Это вещи долгосрочного пользования, так что на 5-10 лет пластик возвращается в экономику. Недавно мы собрали три больших пресса, благодаря которым сможем делать большие плоские пластиковые панели – их будут использовать для облицовки белки на Атакенте. Есть идея создавать нити для 3D-принтера, осенью мы собираемся закупить оборудование.

– Но ведь на продаже мелких аксессуаров много не заработаешь. Даже если это часы, которые похожи на картины Дэмиена Херста. Вы существуете на средства грантовой поддержки?

– Я знаю много полезных эко-проектов, у которых нет финансовой модели, позволяющей быть полноценным бизнесом, а не жить на средства грантовой или государственной поддержки. Грант не дает устойчивости. Через год, когда грантовые деньги закончатся, компания может просто перестать существовать. Мы это понимали с самого начала.

В нашей концепции было прописано, что в течение года мы будем прорабатывать свои процессы, свою технологию, участвовать в грантовых программах и конкурсах. Но мы изначально не хотели превращать проект в грантовое предпринимательство. Можно брать гранты, пока не будешь твердо стоять на ногах, но это год-два.

Потом, после этой фазы мы собирались выпустить на рынок коробочное решение: оборудование, которое можно купить. Когда мы начали собирать свое оборудование, то быстро поняли, что его тоже можно продавать, чтобы запускать аналогичные производства по всему Казахстану. Еще в самом начале нам написали ребята из Костанайской области, чтобы мы им сделали технику для такой мастерской. Сейчас мы договариваемся с Министерством экологии, чтобы в каждом регионе была такая мастерская –помимо переработки пластика это еще и рабочие места. Вложения в бизнес подъемные – 4-5 миллионов тенге, это же не большой завод открывать. Людям, которые ищут новый заработок или колледжу/университету это посильно. Пластик есть везде, так что без сырья они тоже не останутся.

Мы не можем запатентовать технологию, так что наш бизнес – не франшиза. Но в Кызылорде, Караганде, Костанайской области ребята работают на нашем оборудовании. В будущем мы хотим объединить эти мастерские в одну экосистему, чтобы можно было работать над идеями и продуктом сообща.

Помимо оборудования можно продавать корпоративные мастер-классы: у нас есть портативное оборудование, можно производить что-то на месте. Есть идея производства велошредера – сейчас идут переговоры с партнерами. Работает это так: к шредеру нужно “примонтировать” велосипед – крутящий момент приводит в действие машину по измельчению пластика. То есть представьте: вы идете, пьете воду в торговом центре, видите этот велошредер, вам становится интересно. Вы подходите к нему, и специалист объясняет, что это за предмет. Вы бросаете бутылку в шредер, садитесь за велосипед, крутите педали, шредер измельчает бутылку. Профит! Человек получает собственный опыт участия в переработке пластика. Мне кажется, это аттракцион, который будет интересен и взрослым, и детям.

В сентябре мы откроем школу ресайклинга – дети узнают о вреде пластика и смогут сделать что-то из пластика, который сами же принесли. В планах обучить сто пятьдесят детей к концу года. Это не способ заработка, просто еще один проект – мы бы хотели сделать школу бесплатной, но есть издержки на перевозку оборудования, так что сейчас мы ищем партнера. Этим мы отличаемся от обычного бизнеса: в рамках проекта мы проводим много социальных активностей. Нам нужно показать, что пластик – не просто мусор, а ценный ресурс с большим потенциалом.

Вы упоминали, что пластиковые панели от Rocket Plastic будут использовать для облицовки белки на Атакенте. Расскажите подробнее об этом проекте?

– Да, действительно, реконструкция белки идет полным ходом, мы уже производим панели.Монтажом мы не занимаемся, только поставляем сам материал. По нашим расчетам, на облицовку уйдет 2-4 тонны пластмассы. Сено, из которого была сделана скульптура, уже убрали. Каркас останется деревянным, его сейчас обшивают профилями, добавляют элементы, чтобы можно было клеить пластиковые панели. После закрепления на профилях пластик обработают противопожарным средством.

Часто вижу вопрос, не опасно ли это для здоровья. Специально для этого проекта мы взяли три самых безопасных в плане выделения токсинов вида пластика. Панели не расплавятся даже в алматинскую жару: первые признаки размягчения пластика проявляются при температуре от 90 градусов, полное расплавление до жидкой массы – это 200-220 градусов. 90 градусов – это нереальная температура воздуха. Даже если мы учтем, что поверхность нагревается больше, чем воздух – это максимум 50 градусов. Плюс мы проходили специальную экспертизу – для здоровья использование пластиковых панелей безопасно.

Понятно, что к белке отношение неоднозначное, потому что ее поставили на бюджетные деньги, никого не спросив. Скульптуру вообще собирались убрать через год после установки, но сейчас это такое место притяжения для горожан: там проходят мероприятия, хотят организовать каток и кинотеатр на открытом воздухе, это место встречи – было бы жаль ее демонтировать. Но люди думают, что на реконструкцию опять потратят бюджет – они плохо информированы. Сейчас проект краудфандинговый, реконструкция проходит за счет частных пожертвований, любая компания может стать спонсором .

Как обстоят дела с экологическим самосознанием казахстанцев, к чему нужно стремиться?

– Если ты просто не выбрасываешь мусор где попало и у тебя есть осознание, что его нужно донести до урны, это уже классно. Но я понимаю, что этого уже мало. Нужно проводить больше образовательной работы. Очень мало информационной, агитационной работы со стороны участников рынка.

Если вы хотите узнать больше о том, как в Казахстане перерабатывают пластик и что можно из него получить, приходите на Школу ответственного бизнеса, которая пройдет 5-9 августа в Алматы.