​Мечтают ли роботы играть на домбре

20 июля 2019 г. Общество, Молодежь

Почему хайп вокруг робототехники — это плохо, можно ли научить робота играть на домбре, если ты сам — не музыкант, что нужно изменить в системе образования, чтобы сделать обучение интересным и почему казахстанские соревнования по робототехнике ведут в никуда — об этом и многом другом поговорили с Рустемом Ермековым, создателем школы инженерного творчества для детей.

Об образовании

В чем проблема школы? Она не говорит, что навыки, которым там обучают — практические, они пригодятся. Детям не показывают это на реальных примерах. Например, на математике мы изучали квадратичные уравнения. Мы не спрашивали, зачем это нам, никто этого не понимал. Вы не поверите, сколько я сейчас сталкиваюсь с ними, когда делаю какой-то проект.

Как мне преподавали в школе? Спросишь: «А как это работает? — а тебе в ответ: «В книжке прочитай». — «А зачем нам это нужно?» — «В программе написано». Тогда у меня появилось отвращение к нашей образовательной системе, и я начал думать, как можно можно ее улучшить. Начал смотреть в сторону STEM — science, technology, engineering, art mathematics и PBL — project based learning. На этих основах у нас работает школа инженерного творчества. Такую методику можно внедрять в обычные школы.

Вспомните: когда физику и химию в школе показывали на экспериментах, их было интересно изучать. Точно так же обычные предметы — математику, русский, казахский — можно преподавать через программирование. Языки можно вообще здорово под это подстроить — например, обучить компьютер составлять предложения и тд.

PBL подразумевает, что можно изучать любые предметы творчески, с практическим уклоном. Я сейчас делаю робота, который будет играть на домбре. У меня нет музыкального слуха, я не специалист в музыке и инструментах. Но во время подготовки проекта я буду изучать логику движений музыканта, и в итоге буду знать, как это работает. Возможно, я сам так и не буду играть, но буду знать, как это делается и смогу обучить этому робота. Таким же образом во время подготовки к практической части проекта дети могут узнать много теоретической информации, которая им потом пригодится.

Я стремлюсь к тому, чтобы ввести STEM и PBL в обычных школах. Первый шаг — внедрить успешную школу программирования и робототехники для детей, и предложить ее программу МОНу. Если мне дадут экспериментальную школу, я покажу, что через 1-2 года с таким подходом дети будут занимать первые места на олимпиадах.

О школе инженерного творчества

Я занимался робототехникой в колледже. После выпуска увидел вакансию —нужен преподаватель этой дисциплины. Попробовал, понравилось

образовательной робототехникой уже три года, и из опыта общения с детьми сложилось понимание, уже сложилось понимание, как нужно преподавать.

Наша главная цель — дать детям знания в области программирования. Но программирование само по себе довольно скучное. Смотреть, что движется на экране не всем интересно. А вот когда двигаются физические объекты — это другое.

Фишка в том, что мы используем робототехнику, чтобы разбудить интерес к программированию. Да, ребята в школе строят и программируют роботов, но упор идет именно на программирование — это более практическая дисциплина, и спрос на программистов на рынке труда больше.

Первый, начальный курс идет 10 месяцев — туда входят занятия по робототехнике, схемотехнике, 3D моделированию и печати, плюс программирование. Людей немного — самый пик был, когда одновременно учились 25 ребят от шести до семнадцати лет.

Второй курс, авторский — мы первые в Казахстане запустили подобное — курс по интернету вещей, который длится примерно полгода и рассчитан на старший школьный возраст. Мы создали набор из готовых комплектующих — мини-теплица, которая полностью управляется через интернет. Ребята сами создают серверную часть, бэк-энд, сами создадут фронт-энд, сами соберут схему, датчики. В итоге все процессы внутри теплицы можно регулировать через сеть. Сейчас мы продвигаем набор в учебных заведениях.

Недавно нам предложили сделать социальный летний лагерь для детей из малообеспеченных семей - он как раз сейчас идет во Дворце школьников. Две недели дети учатся базовым понятиям из каждой области, но так как времени мало, упор идет не столько на программирование, сколько на другие практические навыки: например, кроме основ робототехники мы будем учить их видеоблогингу.

О соревнованиях

Казахстанские олимпиады в определенном смысле тупиковые — ты поехал, поучаствовал, выиграл, вернулся обратно — и все. У нас не дают грантов на продвижение технического проекта, например. Ты возвращаешься домой - и все, соревнование закончилось. На международных олимпиадах можно пройти отборочный тур и поехать дальше, выйти в финал и найти инвесторов или получить поддержку. Наши локальные проекты дальше не идут.

Большая часть наших казахстанских конкурсов — это показуха. Робототехника там воспринимается как что-то крутое, хайповое, но не как инструмент. Да, из-за этого хайпа все больше людей интересуются предметом, но у родителей складывается неправильное представление о том, что это такое. Они приходят с таким убеждением, что ребенок отучится в школе или на курсах, создаст робота и будет на этом зарабатывать деньги. Но так не будет, потому что промышленные роботы отличаются всеми принципами, всеми базами от образовательной робототехники, которую у нас дают.

Материал подготовлен в рамках проекта «Школа ответственного бизнеса»