​Мурат Данияр: «Самое главное – не продаться власти»

23 ноября 2018 г. Молодежь

Сегодня YouTube один из самых быстро развивающихся площадок в мире. Эксперты утверждают, что так происходит, потому что молодежь устала от стерильности официальных СМИ и предпочитает самостоятельно генерировать актуальный, отвечающий ее потребностям контент. Казахстанский блогер Мурат Данияр считает, что ярким трендом в русскоязычном сегменте YouTube являются протестные настроения.

Герой очередного интервью молодой блогер, автор YouTube-канала «Jurttyn balasy», Мурат Данияр. Ему 22 года, закончил университет по специальности «Международные отношения», работает контент-менеджером в продакшн-компании, пишет сценарии и монтирует видео. В свободное время ведет свой YouTube-канал, где размышляет на разные общественно-политические темы: почему ненавидит казахстанских вайнеров, почему казахи деградируют, куда смотрит акимат и почему наши чиновники плохо работают и воруют. За полгода он собрал 20 тысяч подписчиков, и ему даже предлагали создать молодежную партию.

– С чего началась ваша блогерская деятельность?

– В универе любил спорить. Я учился по специальности «Международные отношения», и это, по-сути, предполагает 90 процентов теории, просто сидишь и говоришь на разные темы. Меня бесило, что в нашем университете все преподаватели проказахстанкие и пророссийские. У них не было второй точки зрения, объективизма какого-то. Студентам, как и сейчас, промывали мозги: «Казахстан – великая страна, скоро мы войдем в тридцатку развитых стран», «Россия – красавчики, наши братья. Украину захватили, вообще молодцы», «Крым наш». И вот я много спорил с ними. В прошлом году я закончил университет и спорить стало не с кем, не было уже моих преподавателей и одногруппников. Я даже не планировал быть блогером. Полгода искал работу, и, мне кажется, я захотел свои мысли транслировать на большую аудиторию. У меня просто внутри все кипело.

В автобусе очень много ссорюсь с водителями, которые не дают билеты. А деньги уходят в черную кассу. Это, кстати, низший уровень коррупции в нашей стране, но деньги отмывают очень большие. И вот, я ссорился с водителями, на меня бабушки и дедушки накидывались. В один день я просто решил записать видео. Мне помог друг. Видео вышло через месяц. Я предложил его некоторым группам Вконтакте. Они опубликовали. Неожиданно для меня, было очень много комментариев, ведь я то думал, больше 100 просмотров точно не будет. Я отвечал на каждый комментарий, а их где-то 300 было. Я был очень счастлив, потому что понял, есть в этой стране нормальные, думающие люди, готовые что-то менять. Захотел сделать блог в политическом направлении, но позже понял, что с таким контентом молодежь не привлеку. Я начал просто миксовать темы, подбирать форматы: не только делиться мнением, еще делать разоблачения. Активно блогом начал заниматься с июля этого года. Сейчас я стараюсь делать по одному видео в неделю и на разные темы. Беру только те, которые, действительно, задевают, цепляют меня.

– Почему именно политика? Этому предшествовали какие то события или люди?

Я благодарю своих родителей за Интернет, и за то, что не ограничивали доступ к нему. Я мог делать все, что хотел. И вот, в восьмом классе, я был ярым геймером. Как-то я добавился в чат СНГ. В нем были чуваки из России, Украины, Латвии, Литвы и Грузии. Когда я с ними общался, чувствовал себя не в своей тарелке. Они были такие современные, взрослые, представляли собой реальный интеллектуальный клуб. Чтобы соответствовать их уровню я начал как-то развиваться: читать книги, интересоваться кино. Не могу сказать, что они сильно на меня повлияли, но это было одним из первых шагов к развитию критического мышления. К сожалению, я для себя мир книг очень поздно открыл, в девятом классе. Я начал прямо очень много читать антиутопии, Джорджа Оруэлла «1984» открыл для себя в это время. Кстати, мне кажется, она должна быть настольной книгой каждого казаха, прямо обязательной для всех 11 классов. А из казахских книг это должно быть произведение Абая «Слова назидания Абая».

Также на меня повлияли мои одногруппники. В университет я пришел тупым в политическом плане. Я на первом курсе поддерживал Назарбаева. Сейчас мне за это очень стыдно. Я говорил, что главное, что нет войны. Говорил, вон в Жанаозене ситуация произошла, правильно – надо сразу недовольства гасить, чтобы люди нормально жили. Верил, что мы будем сами развиваться потихоньку, типа у нас «свой путь». На втором курсе я вообще ходил на политическую агитацию, перед выборами президента. На центральном стадионе кричал «Нур-Отан! Нурсултан! Казахстан!». Просто мои одногруппники очень крутые ребята, а вот сокурсники очень тупые. Дело в том, что наша группа была группой с сильным английским языком, соответственно там собрались такие нормальные чуваки. Благодаря общению с одногруппниками, книгам и интернету, я стал таким. По идее, сложно сказать как я стал таким... Это же, одно за другим, накладывается в подсознание.

– Зачем вы это делаете свой канал? В чем ваш основной посыл?

– Во-первых, это самовыражение. Это мне помогает раскрыться личностно и структурировать мысли. Например, я чувствую, что мне не нравится коммунизм, но я не могу сказать, почему. Когда я готовлюсь к видео, начинаю разбирать тему, и начинаю понимать, почему я против Советского Союза.

Самая главная мотивация – это поменять нашу молодежь, ее мышление. Я как-то прочитал интервью Айи Шалкар. Она рассказывала, что каждый восемнадцатилетний австриец знает наизусть, кто у них депутат, кто министр. Я хочу чтобы наша молодежь достигла такого же уровня политической осознанности, образования. Моя главная цель – сделать молодежь политизированной. Мы живем в демократической стране. Власть должна работать на нас, а не наоборот. Меня очень расстраивает, что нашей молодежи откровенно на*рать. Им не интересна политика, не волнуют общественные проблемы. В Алматы очень много культурных мероприятий, много баров, пабов, и наша молодежь живет просто этим. Они абстрагируются от политики, типа: «Пусть в этой Астане происходит все, что угодно. А нам нормально, у нас здесь есть работа, мы занимаемся каким-то продакшном и вайнами, и этого достаточно».

Большая проблема в том, что у молодежи нет политического образования. Никто не определил для себя, каких взглядов политических придерживается: ты либерал, демократ или комунист.

– А вы себя кем считаете?

– Я – либерал-демократ. Также я евроцентрист. Считаю, что весь мир должен развиваться по пути Европы. Думаю, что это нормально. Конечно, там тоже есть свои проблемы, к примеру, их ультралиберализм. Сейчас там гомосексуалы не только защищают свои права, но ультра защищают. По-моему, все, что ультра – это плохо. А так я за толерантность.

– Расскажите о вашей аудитории, кто вас смотрит?

– Изначально я хотел привлечь именно алматинскую аудиторию, русскоговорящую, современную молодежь, потому что в аулах у нас творится полный провал в плане политического образования и активности. Сейчас моя аудитория это, в основном, молодежь от 18 до 34 лет. Но хочу чтобы она была 18 – 24. Я не ориентируюсь на 50 +, потому что они, в принципе, потерянное поколение, которое любит поныть. Люди, которые скучают по Советскому Союзу. Они думают, что государство все за них сделает: жилье, образование.

– Что на счет контента на казахском языке?

– Определенно нужно. Сейчас есть блогеры, которые на казахском языке ведут, у них по 100-400 тысяч подписчиков. У них направление строго националистическое, аля все казахи должны быть мусульманами. Меня такой контент бесит. У них реально посыл, откидывающий наше общество на 50 лет назад.

Я со временем планирую делать контент на казахском языке. Впервые я об этом задумался, когда у меня стало 5000 подписчиков. Я подумал, блин, надо делать контент на казахском языке, потому что на казахском языке в ютубе сейчас контента очень мало. Но я понимаю, что с моими взглядами очень сложно идти против наших каких-то культурных идей. Сейчас они меня просто не поймут, будут оскорблять, посылать куда подальше. А вообще, казахский язык – мой родной, я учился в и школе, и университете на казахском.

– Какие существуют основные тренды в русскоязычном и казахоязычном сегментах ютуба?

– В казахоязычной аудитории это – шоу бизнес и ислам. У каждого казаха есть хотя бы одна фотка с отрывками из Корана, ну, может, я ошибаюсь, но это по моим наблюдениям. Если даже посмотреть в трендах казахстанского ютуба, это – стендапы Турсынбека Кабатова (казахстанский юморист. Известен своими шутками националистического характера, прим.авт.), программа «Калаулым» (романтическое ток-шоу, транслируемое на национальном канале, прим. авт.) и что-то про ислам всегда в трендах. Я считаю что это хороший инструмент управления людьми. Когда людям говорят, казахи – самая лучшая нация, они перестают воспринимать критику. Точно также с исламом. Я считаю любая религия тормозит развитие общества. Ну вот как можно гордиться тем, что ты казах или мусульманин, кричать об этом?! Это же уводит от настоящих проблем. Сейчас это везде. Например, смотришь видео Скриптонита или Jah Khalib, в комментариях каждый третий пишет о том, что казахи – великая нация. По мне, нужно просто радоваться за них, что чуваки своим талантом добились чего-то. А когда ты чувствуешь гордость за него, потому что они из Казахстана, а ты казах, то ты просто самоутверждаешься.

В информационном поле СНГ, в русскоязычном сегменте, это, в первую очередь, оппозиционной настрой. Например, в России это очень сильно наблюдается: все блогеры говорят открыто обо всех проблемах, критикуют власть.

Второе, это – творчество: всякие монтажеры, юмористы, вайнеры. Третье, это – западные ценности: феминизм, либерализм, западная культура. Этим всем и живет современная молодежь. Однако про первый пункт, оппозиционные настроения, в Казахстане это слабо развито. Молодежь все-таки пассивна.

– Почему такой большой разрыв между двумя аудиториями?

– На казахском языке нет информации, нормальных переводов, ничего! Ни одна книга из 100 обязательных к прочтению не переведена на казахский. Ни один фильм из топов Кинопоиска не переведен. А русскоязычная аудитория развивается глобально, особенно такие города, как Москва, Петербург. Например, для казахской аудитории нет таких независимых СМИ, как «Медуза» или «Дождь». Интервью Юрия Дудя, например, даже если к нему приходят разные рэперы, все равно основная мысль в его программе политическая. Это очень круто. Даже когда сериалы у нас снимают на казахском языке, весь сценарий пишется на русском, а потом его переводят. Вот такой вот уровень.

– Какие институты, кроме СМИ и новых медиа, должны заниматься политическим образованием молодежи?

– На власть рассчитывает не стоит. Она живет отдельно от народа. Они вроде что-то делают, вкладывают деньги, чтобы развивать молодежь. Но они это делают неправильно, потому что в нашей власти сидят коммунисты, у которых мышление соответствующее. Они думают, что хозяева этого мира. Они даже не понимают, как сделать нормальный баннер (Мурат говорит о баннере с орфографической ошибкой на открытии мемориальной доски Денису Тену, прим. авт.). У них нет какой-то цели, а у нас нет политической конкуренции. Надо декоммунизировать нашу страну.

Социализм вообще хорошая идеология по своей сути, но она невозможна в чистом виде, потому что утопична. Никогда не будет именно равенства между людьми, бывает равенство прав. Но не бывает равенства в интеллекте, амбициях. Мы все разные. Ученые не могут быть на одной планке с рабочими. Ученый достоин всеобщего признания, материальных богатств. А коммунизм и социализм говорят, что все равны: у всех одна зарплата, условия. Человек всегда будет стремиться к большему. Если человека запихать в рамки, он будет искать способы получить еще больше. Станет воровать, свои амбиции в плохом русле использовать. Мне кажется, это и происходит сейчас в нашей стране. Советские люди во власти и советское мышление – это плохо. Но я не говорю, что не должно быть социальных аспектов в стране. Образование и медицина должны быть бесплатными, должны быть социальные льготы для уязвимых слоев населения. Однако люди никогда не будут равны по интеллектуальным возможностям, а права должны быть у всех.

На журналистику казахстанскую тоже надежды нет, потому что она под контролем Министерства информации и коммуникации. По моему, надежда только на блогеров, которые будут говорить о проблемах открыто, но в рамках конституции, конечно. Я не выхожу за рамки конституции, не призываю к насилию и экстремизму. Я просто говорю свое мнение, потому что говорить свое мнение – это мое конституционное право.

– Видите ли вы себя в политике?

– Ко мне уже обращались с предложением создать свою молодежную партию, но я понимаю, это невозможно именно сейчас. Невозможно, так как для регистрации партии нужно собрать 50 тысяч подписей. У меня сейчас не такая большая аудитория для этого. Мои подписчики – моя сила.

Когда я учился в университете, я видел себя в политике. Сегодня в Казахстане однопартийная система. Наши депутаты, наш мажилис – это одна большая фикция, нет никакой разницы, есть эти люди или нет. Вся власть в руках партии "Нур Отан”, а вступать в Акжол или коммунистическую партию Казахстана, я вообще считаю неуважением к себе как человеку с либеральными, демократическим взглядами. При нынешней политической системе я не вижу себя в политике. Кроме того, я не хочу работать на госслужбе, а ведь для политической карьеры, ты должен сначала поработать пять лет на госслужбе. Если я буду частью этой системы, я просто сдамся: буду также ходить, как офисный планктон, зевать, и кивать головой, начну брать взятки.

Раньше я учил французский язык, хотел поступить в институт Сорбонны в Алматы, уехать за границу, получить образование, вернуться и защищать права наших граждан за рубежом. А сейчас я этого не хочу, потому что не желаю никаких связей с властью Казахстана.

– Есть ли у нашей молодежи политический потенциал?

– Я делаю ставки на школьников, которые сейчас только заканчивают, так называемое поколение Z. Многие мои ровесники – это просто зомбированные существа, которые боятся выражать свое мнение. Ну, кроме моих одногруппников, конечно. Они будут хорошими гражданами своей страны. А большинство студентов просто ходят в университет, сидят, кивают головой. Это я сужу по сокурсникам, которые учились на международном праве и юриспруденции. Многие из них – дети чиновников, мвдшников. У них были машины, они любили понтоваться, нарушать правила дорожного движения. И самое страшное, что эти люди в будущем будут занимать места своих родителей. Власти нужно принципиально не брать на работу потомков бывших чиновников, как сделала это Грузия. Нужно брать вообще левых чуваков, которые никогда в жизни не имели отношение к политике, но занимались разными общественными проблемами. Например, как ребята из вашей организации. Нужны очень большие реформы.

– Каким должен быть этот лидер, на ваш взгляд?

– Мне кажется, это должен быть человек, который никогда не имел отношение к власти, но он очень влиятельный при этом. Например, бизнесмен, потому что все равно должны быть какие-то ресурсы: ты не можешь откуда ни возьмись стать сразу лидером. У тебя должно быть какое-то влияние. Идеальный пример, по моему, это – Макрон. Он же крутой чувак: в 20 лет устроился в банк работать, дорос до высокой позиции, заработал большие деньги для себя и банка, и стал министром финансов, а потом уже баллотировался в президенты. Но полностью обходя власть, мне кажется это невозможно. Мне кажется, это будет какой-то крутой чувак, о котором мы даже не подозреваем. Может он уже строит какие-то наполеоновские планы.

– О какой медиа-среде и государстве вы мечтаете?

– Полная свобода, то есть как в Америке, когда Роберт Де Ниро вышел на премии на сцену и сказал «Fuck Tramp». Чтобы я мог также сказать. Мечтаю, чтобы в комментариях люди не писали: «За тобой уже выехали» или «Ты капец смелый, смотри, чтобы тебя не убили». Вот такие вот комментаторы, они уже 100 процентов потерянные люди для общества, от них вообще никакой пользы не будет.

Я надеюсь, что доживу до дня, когда у нас будут настоящие выборы. Я сразу вспомнил о выборах в США, гонку между Клинтон и Трампом. Мы с одногруппниками сидели просто с азартом наблюдали за выборами чужой страны, потому что у нас таких открытых выборов никогда не было. Я надеюсь, что когда-нибудь я увижу такие выборы в Казахстане, с правильной политической агитацией, без использования студентов и госслужащих, с реальными дебатами на телевидении.

– Что думаете о Кок-Жайляу?

– У меня главная претензия к людям, которые подписывают петицию, но при этом имеют свои личные автомобили. Это получается, что ты самое лицемерное существо на этой планете. Если ты себя считаешь экологичным, так пересядь на общественный транспорт, а летом на велосипед. А про Кок-Жайляу, конечно, я против строительства курорта. Я планирую сделать видео об этом.

– Каковы ваши планы на ближайшие 5 лет, в том числе и развитие блога?

– Снимать как можно чаще, увеличивать аудиторию, работать над качеством контента и самое главное – не продаться власти, потому что гражданская позиция – самое главное.