​«В суде я впервые почувствовал несправедливость»

17 июля 2018 г. Права человека, Молодежь говорит

Арсен Кудабаев – общественный активист и начинающий правозащитник, выпускник проектов «Школы прав человека» МИСК и «Новое поколение правозащитников» Фонда Сорос-Казахстан. Он живет в Семее, и в основном исследует экологические проблемы. Арсен рассказал нам о том, как общественные инициативы помогли ему осознать себя правозащитником.

Хадиша Акаева, Семей

Как ты пришел к правозащитной деятельности?


— Еще со школьной скамьи я встречался c различного рода несправедливостями и постепенно приходил к мнению, что нужно найти причину происходящего. Повзрослев, я создал организацию EcoSem, хотел создать систему раздельного сбора мусора, устанавливал контейнеры для сбора пластиковых бутылок. У меня не получилось то, что я задумывал. Вроде бы я сделал все правильно: привлек человека, который профинансировал проект и вроде бы он был заинтересован в этом. У него были пункты прессовки мусора, у него были возможности. Мы работали бесплатно, не требовали денег. Но он к этому отнесся мне кажется как-то халатно, пассивно. Местные власти не проявили никакого интереса, не поддержали инициативу. И в этот момент я понял, что государство не заинтересовано в улучшении ситуации с экологией. Тогда я начал осознавать, что что-то нужно делать иначе. Как раз тогда я попал в «Школу прав человека» (проект МИСК – прим. авт.). Я понял, что нужны какие-то инструменты, чтобы это делать, начал заниматься правозащитной деятельностью.

Ты продолжил борьбу с экологическими проблемами?

— Я провел исследование на тему прав граждан на доступ к экологической информации. В чем оно заключалось: у нас в городе стоят котельные, которые не соответствуют экологическим требованиям. Частные дома не должны находиться в радиусе 800 метрах от котельной или другого предприятия, которое совершает выбросы в окружающую среду. У нас в Татарском крае люди жалуются на котельную. Она находится прямо в жилом массиве. Люди страдают, их здоровью вредят, они нанимают машину, чтобы вывезти сажу со двора. Они не могут спокойно развесить белье, потому что оно становится черным от сажи. Они даже не знают куда обращаться. Кроме того, в нашем городе собирается около миллиарда тенге со сборов за выбросы в окружающую среду, но на улучшение ситуации выделяют всего полтора миллиона. Потом волей судьбы я принял участие в обучающей программе фонда «Сорос-Казахстан» «Новое поколение правозащитников» и получил новые знания. В рамках проекта я провел исследование на тему «Право жителей цементного поселка города Семей на доступ к информации о выбросах загрязняющих веществ в атмосферу».

Поступала информация о том, что тебя задерживала полиция Семея. Правда или это?

— Да, это правда. 10 мая я пошел на митинг против пыток в качестве наблюдателя. Для того, чтобы следить за возможными нарушениями прав граждан, которые вышли на митинг и транслировать это в прямом эфире.

За что тебя арестовали, если ты был там в качестве наблюдателя, а не участника?

— Митинг проходил мирно, пришло около 25 человек как старшего поколения, так и молодого. Они высказали свои требования, вышел представитель акимата и потребовал покинуть место, ссылаясь на закон о митингах. В течение 20 минут люди выступали и потом начали расходиться. Мне было приятно, что власти спокойно отреагировали, не стали жестко пресекать с самого начала, как это было в других городах. Но позже, к вечеру, начались задержания. Непонятно: если мы нарушали закон почему сразу не забирали? А если не нарушали, то зачем трогать? Меня забрали 11 мая вместе с Фаритом Ишмухаметовым, местным активистом. К нам подъехали участковые и попросили проехать в УВД. В УВД нам предъявили обвинение в участии в незаконном митинге по статье 488 КоАП арушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций – прим.авт.). В дальнейшем был административный суд.

В суде я впервые почувствовал на себе, что такое несправедливость. Меня спрашивали: вы знали, что это несанкционированный митинг? Я ответил, что знал об этом и пошел туда в качестве наблюдателя, правозащитника для того, чтобы наблюдать за соблюдением прав граждан на свободу мирных собраний. Спрашивали, почему я снимаю все на видео. Я сказал, что пользуюсь своим правом свободно получать и распространять информацию. Спросили, почему я не ушел после предупреждения, я ответил, что я свободный человек и имею право передвигаться там, где я хочу. Я сразу сказал, что не являлся участником митинга, я не скандировал лозунгов, не держал плакатов, просто снимал это на видеокамеру, чтобы люди знали о том, что хотят сказать митингующие. Там также, как и я ходил представитель акимата и городской блогер. Получается меня привлекли к административной ответственности, а этих людей нет. И все равно меня приговорили к трем суткам. Аргументировали тем, что я якобы не ушел с митинга после предупреждения представителя акимата.

Как ты оцениваешь произошедшее?

— Я считаю, что этот митинг прошел бы вообще незамеченным, если бы власти не принимали каких-то жестких мер. Человек 20 вышло, остальные как обычно подумали бы: «Что, не живется им что ли?». Но они опять показали мировому сообществу, что у нас нет демократии, нет прав человека. Начали судить всех, где-то 13 человек у нас в городе осудили.

Почему молодые люди вышли на митинг?

— В нашем городе, да и в принципе во всей стране, высокий уровень безработицы. Даже высшее образование не дает тебе никаких гарантий, что ты устроишься на работу и будешь получать достойную заработную плату. Они чувствуют несправедливость и понимают, что нужны какие-то реформы, потому что уровень жизни падает.

Какой ты надеешься увидеть молодежь через 10 лет?

— Я надеюсь, что молодежь начнет задумываться о чем-то большем, видеть ситуацию шире не только в плане того, чтобы заработать. Это, конечно, не только наша молодежь такая, и в других странах так. Но есть страны, в которых молодежь просыпается и требует изменений. И я надеюсь, что наша молодежь будет отстаивать свои права на местах. В частности, хочется, чтобы молодежь начала с требований соблюдения, как минимум, трудовых прав.

Другие новости и события