ИСТОРИЯ УСПЕХА: ВЫПУСКНИЦА ШКОЛЫ ОТВЕТСВЕННОГО БИЗНЕСА ОТКРЫЛА ЭКО-АВТОМАСТЕРСКУЮ

15 апреля 2021 г. Общество, Проекты, Участие

Что приходит вам на ум, когда говорят об эко-бизнесе? Вряд ли мастерская по ремонту стартеров и генераторов. Но, представьте себе, бывает и так. Инна и её муж – ответственные бизнесмены, расширяющие понятие «эко-бизнес». Они владельцы автомастерской, которая не плодит отходы, а наоборот – сдаёт их в переработку и утилизирует по всем правилам. Молодые люди только в начале своего пути, но уже оставили позади себя гору стереотипов о сфере ремонта автомобилей и собираются двигаться дальше.

Знакомьтесь – Инна Шиманович, выпускница Школы ответственного бизнеса.

– Расскажите, пожалуйста, о себе. Что вас привело к ремонту генераторов?Чем вы занимались до этого?

– Я раньше занималась малым бизнесом, потом познакомилась с будущим мужем. У него на тот момент тоже был свой бизнес.

Первый бизнес пошёл неудачно. Он[муж] занимался коваными изделиями. К тому моменту у него уже был опыт в работе со стартерами и генераторами. Я умею работать с клиентами и продвигать, а он – монтировать и искать необходимые стартеры и генераторы. Так мы и решили открыть мастерскую, в 2013 году.

­– Каким бизнесом вы занимались до этого?

– Я занималась мёдом, выращиванием бонсай (японские декоративные растения), упаковкой подарков и изготовлением ручных изделий. И в торговле [была] тоже. У меня очень развиты предпринимательские способности.

– Расскажите про вашу мастерскую. Чем она отличается от аналогичных?

– Мы делаем ставку на качество ремонта: тщательно всё очищаем и промываем, используем смазочные материалы, которые наносят минимальный вред экологии и более долговечны – они эффективны даже при температуре -70°С. Баллончики от них, как правило, можно утилизировать как бытовой отход.

– Где вы находите такие эко-материалы?

– Изначально у нас не было задачи внедрять эко, она была второстепенной. Мы больше ориентировались на то, как качественно делать ремонт, искали максимально современные средства и технологии.

Где мы ищем? На просторах интернета, читаем отзывы, смотрим обзоры на YouTube – всеми техническими вопросами занимается муж Николай.

– Считается, ремонт автозапчастей и электротехники в принципе не могут быть экологичными. Очень радует, что это не так.

– Николай – человек, выступающий за современный подход, за безопасность. Ещё до того, как мы прошли обучение в Школе ответственного бизнеса, мы уже предпринимали попытки перейти к более щадящим для природы методам. Например, нашли способ отремонтировать светодиодные лампочки, чтобы они служили намного дольше. Для этого надо всего лишь перепаять элементы на схеме.

– А что сподвигло вашего мужа, Николая, интересоваться эко-тематикой, пытаться уменьшить выбросы? 

– Таков характер человека. Сейчас ему очень интересны электрокары. Недавно мы приобрели электросамокат, чтобы посмотреть, как вообще передвигаться на таком виде транспорта. Хотя у нас есть машина, летом муж передвигается только на электросамокате. Сейчас он думает над тем, как переоборудовать джип, чтобы он питался от электричества. Сам джип ездит на газе, что тоже довольно экологично. Я бы сказала, что это стиль жизни мужа. Он очень осознанный.

– А что насчёт вас? Как вы на это смотрите?

– Я за разумный подход.

Какое-то время мы были вегетарианцами, и это тоже была идея Николая. Вы, наверное, знаете, что мясо не очень полезно для организма, а животноводство наносит очень большой вред окружающей среде. Мне было непонятно, как это отразится на моем организме, поэтому в начале я веганила в качестве эксперимента. Позже пришла к тому, что пока не могу отказаться от мяса насовсем,поэтому сейчас употребляю только курицу.

То же самое со всем остальным: если я могу хоть как-то уменьшить влияние жизнедеятельности на среду, я это сделаю. Большую часть мусора дома мы фасуем по контейнерам, что стоят в нашей мастерской. Если мне удобно и несложно, я это делаю.

– Есть ли у вас команда? Как вы нашли людей, и как они смотрят на эко-подход?

– У нас семейный бизнес. Ещё у нас стажируется операторка. На партнёрских условиях работаем с моим братом, а также с другом и отцом Николая. Отец Николая может и не совсем нас понимает, но это в силу того, что он человек другого поколения.

Но ребята – молодцы: отнеслись ко всему с энтузиазмом. Хотя с мясом они всё ещё очень сильно дружат. Сначала идею эко-проекта они восприняли как шутку, но тут уже играет роль, какую позицию примет руководство. Это нормально, и теперь будет частью нашей жизни.

В Школе ответственного бизнеса я познакомилась с Аякоз, и она меня сразу к себе расположила. В это время мы с Николаем думали, в каком направлении двигаться дальше. И буквально на следующий день она присылает мне сообщение, где пишет, что может разработать для нас специальную карту развития, которая учитывает и эко-составляющую. Я приятно удивилась, и в течение двух недель мы всё организовали. Она провела презентацию, после которой ребята сразу же включились.

До этого мы частично вели сортировку мусора: я собирала бумагу, медь и олово, а пластик у нас просто лежал. Но с её помощью, мы теперь всёсдаём на переработку. То есть 10 процентов мы сортировали сами, а она помогла разобраться с остальными 90.

– С какими сложностями вы столкнулись при введении раздельного сбора?

– Не было чёткой структуры, и отсюда были все неудобства. До Аякоз, например, не было понятно, что делать с пластиком. Дело в том, что по составу он делится на «двойку», «четвёрку». Не везде можно сдать оба вида.

Оказывается, для удобства нужно ставить большой контейнер, откуда всё вывозится раз в три месяца. И маленький контейнер около рабочего места.

Во-вторых, какой-то мусор можно совмещать друг с другом, а какой-то – нет. К примеру, бумажные стаканчики не сдаются на переработку, потому что пропитаны полимерами. Она просветила нас и действительно упростила жизнь этими контейнерами и наклейками на них.

– Где искать таких людей, единомышленников, как Аякоз?

– Есть организации, как сказала сама Аякоз. Но я бы искала через интернет. Сначала я всё пыталась организовать сама, и это ошибка. Когда начинаешь сам, много подводных камней, о которые вечно спотыкаешься. Потом просто опускаются руки, и больше ничего не хочется делать. Всё, нафиг.

Совет: можно обратиться за помощью к начинающим специалистам. Это недорого, это сплотит команду, появятся общие ценности.

– Какие ещё советы по командообразованию вы могли бы дать?

– Слушать и слышать человека – что для него важно. Это не значит, что нужно задать ему вопросы в лоб, потому что часто человек не скажет правду, может постесняться. Нужно слышать звоночки. Например, «я не люблю общаться с людьми» значит, что его нельзя ни ставить на продажи, ни допускать к продажам.

Обычно люди проговаривают это в процессе работы и тогда, когда они на эмоциях. Можно спрашивать их в неформальной среде, за чаем, как бы невзначай. Отсюда становится понятно, где этот человек будет полезен.

Может получиться так, что сотрудник занимается забиванием контактов, а из него мог бы выйти шикарный рекламщик: он обладает богатым воображением. Когда человек реализовывает сам себя, он приносит пользу и компании.

У нас был сотрудник-интроверт. Мы поставили его на продажи. Через три месяца он выгорел и ушёл.

– Несмотря на стереотипно мужскую сферу деятельности, у вас работают и мужчины, и женщины. Как вы и ваш муж относитесь к распределению гендерных ролей?

– Я хотела научиться ремонтировать агрегаты, мне было интересно, но муж мне не дал. Это правильно. Я нормально отношусь к тому, что у женщин есть свои сильные стороны, а у мужчин – свои. Я не считаю это ущемлением каких-то прав.

Моя сильная сторона – общение с людьми, улучшение визуала, организация того же эко-процесса, внутренняя организация рабочего процесса. Сфера Николя: запчасти, машины и прочие технические моменты.

– А есть ли всё же желание научиться разбираться в этом самой?

– Уже нет. Я понимаю, что это мне не нужно, теоретической базы достаточно. Когда у новых мастеров ремонт идёт не так, я могу что-то посоветовать. И в действительности мои советы помогают. Когда вертишься в этом с 2013 года, поневоле научишься вникать в процессы.

Однажды я отремонтировала стартер, и он заработал. Но это было для того, чтобы я научилась отличать стартер от генератора. Раньше это были абсолютно одинаковые слова и агрегаты для меня. Я не чувствовала разницы, так как пришла в абсолютно новую для меня область на тот момент.

Сейчас я хорошо ориентируюсь во внутренних деталях разных марок автомобилей. Например, у Mercedes, как правило, запчасти от Bosh. 

– Авторемонт обычносопряжён с крупногабаритными отходами. Какой мусор чаще всего остаётся у вас? Что с ним делают?

– Это часто вводит в заблуждение, но отходы у нас малогабаритные. Мы работаем с небольшими агрегатами: с предметами размером с банку от 700 миллилитров до 3 литров. Реже бывают чуть больше, как три трёхлитровые банки (улыбается).

Раньше мы не сдавали подшипники и промасленную ветошь от очищенных агрегатов (считается очень опасным отходом). За то, что у нас их забирают, мы будем платить из собственного кармана. Но это очень важно для нас. Ветошь – побочный продукт ремонта, и её накапливается достаточно много: 7-10 килограммов за полгода.

– Ведёте ли вы раздельный сбор мусора вне вашего бизнеса?

– Редко (смеётся). Сейчас у меня дома стоят пакеты с пластиком и с картоном. Я собираюсь увезти их в мастерскую, где стоят наши контейнеры. Поэтому частично да.

– Какие у вас планы по развитию вашего предприятия?

– В перспективе мы планируем усовершенствовать чистку агрегатов, хотим добиться автономности в ремонте, независимости от импортных поставщиков.

– Как вы узнали о Школе ответственного бизнеса и почему решили в ней участвовать?

– Узнала я через рекламу в интернете. Меня зацепило название. Человек, который занимается бизнесом, должен быть ответственным за своё дело, за сотрудников, за клиентов, за свою семью и даже за семью сотрудника. Это человек слова.

Я много учусь. Сначала я отнеслась к этому довольно скептически, но и с интересом. Мол, ну, посмотрим, что там. Тем более бесплатно, а я слабо верю в качественное бесплатное образование.

Но ШОБ действительно перевернула моё мировоззрение. У меня до сих пор куча наклеек! Вы молодцы.

– Какие знания вы почерпнули из нашего проекта? В чём убедились, а что стало открытием для вас?

– Я исписала всю тетрадь. У меня такой критерий: если тетрадь полна записей, значит я много чего получила.

Подтверждением того, что мы идём в правильном направлении, послужила следующая истина: оказывается, в ХХI веке бизнес должен совмещать экологические и социальные составляющие. Проект, в котором мы работаем, и та идея, которую я хочу воплотить, включают в себя оба фактора. А в Школе их доработали, довели до ума. Я так благодарна за это всей моей команде!

– Когда люди ведут социально направленный бизнес, они часто выгорают. Как вы находите в себе силы не опускать руки? Что в такой ситуации вы посоветуете новичкам?

– Тяжело развивать социальную сторону предпринимательства. Я до сих пор ищу оптимальные решения. Были выгорания, из-за которых я уходила на год в совершенно другую область. Это очень серьёзный вопрос.

Понимание того, зачем я это делаю, к чему это приведёт, необходимо в первую очередь мне. Мантра, которую я всегда повторяю: всё зависит от нас самих. Не стоит перекладывать ответственность на других, жаловаться, что кто-то чего-то не дал, кто-то чего-то не хочет. Если тебе важна твоя идея, ты найдёшь способ донести её суть до других.


Над материалом работала: Алуа Касымхан

Следите за нами в интернете

Другие новости и события