«Главное, не выходят на пикет», – как работают с молодежью государственные ресурсные центры

13 сентября 2021 г. Участие, Молодежь
Фото: kyzylorda.gov.kz

В июле 2021 года государство анонсировало поправки в закон «О молодежной политике» – они будут рассматриваться уже этой осенью. Одна из крупных поправок коснется работы Молодежных ресурсных центров, и мы обзвонили их с целью узнать – чем же помогают молодежи в этих государственных организациях.


Багдат Асылбек, Ирина Медникова


Всего в Казахстане работает 209 молодежных ресурсных центров, из которых областных – 12, городских – 35, районных – 162. 


Давайте посмотрим, что предлагается изменить в их работе. 


Во-первых, уточняется основание деятельности: «Молодежные ресурсные центры осуществляют на основе потребности и интересов молодежи информационно-консультационную помощь, социальные услуги для молодежи, организацию неформального образования, реализацию проектов и программ, направленных на личностное и социальное развитие молодежи».


Во-вторых, предлагается новый пункт о том, что «Работники молодежных ресурсных центров должны соответствовать квалификационным требованиям, утвержденным уполномоченным органом».


И, наконец, центры наделяются особыми функциями в области здоровья молодежи: «Молодежные ресурсные центры совместно с местными органами государственного управления здравоохранением областей, городов республиканского значения и столицы осуществляют информирование молодежи по вопросам охраны репродуктивного здоровья».


Чем же полезны центры для молодежи?


Мы обзвонили 69 центров (МРЦ) из 209 – и нам ответили только 14, а согласились дать комментарии лишь 10. 


В рабочее время только двое руководителей ресурсных центров из 10 были на рабочем месте, остальные были «на выезде», «не на работе» или сообщалось просто: «его нет». Один из руководителей МРЦ ответил на наши вопросы с помощью 14 аудиосообщений. Из 10 полученных ответов только 4 оказались опирались на статистику. Руководитель молодежного ресурсного центра Акжаикского района Северо-Казахстанской области отказалась отвечать на вопросы, ссылаясь на то, что она «сейчас только исполняет обязанности, и ее ответы могут не сойтись с ответами руководителя, которого скоро назначат».


Деятельность без великой идеи


Из 10 опрошенных представителей МРЦ 8 подробно рассказали о своей деятельности за последний год.  


Большинство опрошенных называло основной целью работы «продвижение предложенных идей от молодежи», а также благоприятные условия для умственного и физического развития, помощь в поиске вакансий и развитии молодежных движений. 


В целом руководители и сотрудники МРЦ понимают, чем занимается их организация и какие функции должна выполнять. Однако ни один из руководителей не озвучил миссию, в большинстве случаев ответы выглядят выученными, без конкретизации, и складывается впечатление, что у них, к сожалению, нет осознания того, что МРЦ - основная дверь в коммуникации между государством и молодежью.


Подробнее всех перечислил свои проекты руководитель Молодежного ресурсного центра Кызылординской области Азамат Мукеев. 


«Коллектив центра оказывает юридическую, психологическую, деловую, поддержку молодым семьям, консультирует по направлениям трудоустройства и так далее. Для развития творческих способностей молодежи действуют бесплатные клубы в 14 направлениях. Кроме того, в центре есть производственный центр, IT-парк, библиотека, антикафе, коворкинг-центры, тренажерный зал, спортивные площадки, также информационно-коммуникационные технологии и конференц-зал, который обслуживает молодежь», – рассказал он. 


Были и такие заученные ответы: «Целью деятельности молодежного центра является создание необходимых экономических, социальных, правовых условий для духовного, физического развития, профессиональной подготовки молодежи и возможностей реализовать свой интеллектуальный и творческий потенциал, а также оперативного решения проблем, возникающих в сфере реализации молодежной политики».


Проблемы молодежи: безработица и трайбализм


Основная проблема для Молодежных ресурсных центров – безработная и не учащаяся молодежь (она обозначается термином NEET). В основном таких ребят МРЦ пытаются трудоустроить через молодежные практики и ярмарки вакансий. 


Безработица входит в тройку наиболее острых проблемы городской молодежи. Также среди проблем называли: проблему специализации, трайбализм, отсутствие жилья, низкий уровень участия молодежи в государственных программах, низкий уровень оплаты труда, отсутствие интереса к чему-либо и пассивный образ жизни, вредные привычки (курение, зависимость от гаджетов).


Представитель МРЦ Кокшетау также заметил: «На счет политической ситуации, на данный момент не были замечены ни на каких пикетах. Молодежь не участвует пока что. Молодёжь не настроена радикально. Думаю, они поддерживают политику».


Интересно, что Молодежные ресурсные центры практические не видят и не развивают в молодежи гражданское общество – нет программ, направленных на изучение прав человека, политического участия и самостоятельного решения своих проблем.


Какие проекты реализуются?


Многие проекты республиканские – центры работают в формате сети и делают одно и то же. В трех из 10 МРЦ есть проекты экологического направления, 5 проектов по поддержке молодых семей: пропаганда семейных ценностей, советы для молодых отцов и молодых семей. Кроме того, три проекта нацелены на поиск вакансий для молодежи в городах и аулах и два на прохождение практики. 6 проектов призваны обучать молодежь, как вести бизнес и только один проект ориентирован на помощь с жильём. Еще три проекта творческо-спортивного характера, три – волонтерских и, наконец, один проект работает по робототехнике.


Как рассказывает руководитель молодежного ресурсного центра Qosyl в Кызылорде Сабыржан Кеншилик, в прошлом году для профориентации выпускников здесь открыли женский клуб «Шашбаулым», студенческий кружок «Робототехника». По его словам, молодые люди регулярно пользуются консультационной зоной, фото-видеостудией, специальной комнатой для молодежных организаций, спортивной площадкой и комнатой для коворкинга. 


Некоторые перенесли деятельность МРЦ в онлайн формат и занимаются информированием молодежи там. Например, страница МРЦ ВКО в Instagram имеет 18 тысяч подписчиков, но  лайки под недавними  постами не превышают несколько десятков. На МРЦ Кызылорды подписано 4281 человек.


В МРЦ в основном гордятся коллегами и тем, что несмотря на маленькую зарплату и текучку кадров, проекты все же реализовываются, а молодежь участвует в них. 


Сколько человек получили помощь?


Количество получателей помощи МРЦ разнится: где-то это 11 человек (в районе Шал акына в СКО), где-то 144 760 (в ВКО).  Половина опрошенных МРЦ не смогли назвать охват молодежи – очевидно, что мониторинг результатов и статистика не ведутся.


Наиболее подробно на этот вопрос ответил и.о. руководителя молодежного ресурсного центра Туркестанской области Ерасыл Толебаев. По программам «Енбек», «Бизнес-Бастау», «Труд», «Первая работа» отправлено 197 человек на работу, из которых 139 молодых людей из сельской местности. 


Руководитель молодежного ресурсного центра Тараза Абзал Есиркепов ответил, что точно не может сказать, но подчеркнул, что не жалеет помощи «каждому молодому человеку, который приходит». 


Молодежь не только получает помощь в МРЦ, но и «используется» для оказания помощи другим группам населения. Так, во всех областях используются «фронт-офисы» волонтерских организаций, где молодежь помогает пенсионерам. 


В ряде регионов есть эко-волонтеры, волонтеры-зоозащитники. Однако, по наблюдениям МРЦ, количество молодых людей, пополняющих ряды волонтеров, незначительно. В связи с этим некоторые руководители МРЦ говорят о необходимости предоставления льгот волонтерам центра.


МРЦ помогают молодежным организациям в проведении мероприятий и волонтерских встреч: находят площадку (коворкинг центр, зал), технику, аппаратуру. Также помогают оформлять и реализовать различные проекты, организовывают мероприятия, поддерживают их призами, помогают им развивать работу во дворовых клубах, предоставляют информацию о грантах и ​​займах, а также обучают представителей молодежных организаций фандрейзингу (поиску средств на реализацию проектов).


Сколько денег тратится?


Только один руководитель МРЦ владел информацией о бюджете своей организации, чего не скажешь об остальных, и услышав именно этот вопрос, все запрашивали список вопросов письменном виде. Основной причиной представители МРЦ назвали нежелание разглашать информацию. После ссылки на Закон «О молодежной политике», приказ министра и на правомерность нашего вопроса о бюджете, мы все же получили ответ от 6 человек. 


Бюджет одного МРЦ варьируется от 4,9 млн. тенге (район Шал Акына в СКО) до 112,1 млн. тенге (в Кызылординской области).


Проблемы центров: низкие зарплаты


У всех МРЦ схожие проблемы: текучка кадров и низкий уровень зарплаты. Сотрудники не задерживаются на работе больше шести месяцев из-за того, что размер оклада их не устраивает. Во время поиска новых кадров Центры сталкиваются с тем, что молодые люди неохотно идут на работы, предлагаемыми центром, так как у них есть установленная ставка оклада по государственной программе (15-25 МРП).


Также было отмечено отсутствие энтузиазма к работе, низкий уровень оптимизма молодежи и низкий интерес к жизни. 


Следите за поправками в закон «О молодежной политике» вместе с нами, ищите материалы о других поправках в наших лентах и на сайте.

Читайте также

Следите за нами в интернете